Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012
Печать E-mail
14.10.2005 г.
Бенедикт XVI Бенедикт XVI
Марсель Лефевр в старом облачении         Йозеф Ратцингер в старом облачении
 

Аудиенция у Папы
рассказывает правящий епископ лефевристов

Интервью с Бернаром Фелле о встрече в Кастель Гандольфо

Бенедикт XVI - Ваше Преосвященство, Вы просили Папу об аудиенции, которая состоялась 29 августа. Каковы были ваши намерения?

Епископ Фелле: Мы хотели встретиться с Папой потому, что мы католики, и как все католики, связаны с Римом. Мы попросили об аудиенции, потому что хотели проявить нашу приверженность католицизму, это основное.

Наше признание Папы выражается не только в том, что его имя упоминается на каждой мессе, совершаемой любым священником братства Св. Пия Х, ведь абсолютно нормально, что мы, как римские католики, таким образом проявляем свое уважение. Католичество является всеобщим, и мистическое Тело Христово не ограничивается только нашими приходами.

Несомненно, главным нашим намерением было напомнить новому Верховному Пастырю Церкви о существовании Традиции, обратить его внимание на то, что традиция не что иное, как сама Церковь, и что мы осуществляем эту традицию в живом виде. Мы хотели бы так же указать на то, что церковь была бы сильнее в современном мире, если бы она придерживалась традиции. Таким образом мы хотели бы выразить наше пожелание - если Церковь хочет выйти из трагического кризиса, который она переживает, то традиция могла бы быть единственным ответом.

- Как проходила аудиенция?

- Аудиенция состоялась в Кастель Гандольфо, летней папской резиденции. Она была изначально назначена на 11:30, но, в конце концов, началась в 12:10 в офисе Папы. Обычно Папа предоставляет каждому епископу по 15 минут. Для нас она продолжалась 35 минут. По мнению экспертов-ватиканистов Папа Бенедикт ХVI хотел таким образом показать интерес, который он проявляет к этому вопросу.

Мы были вчетвером: Святейший Отец, кардинал Кастрилльон Хойос, отец Шмидбергер и я. Беседа проходила по-французски, вопреки всем источникам, которые утверждали, что она будет проходить по-немецки, и Папа придавал ей доброжелательную атмосферу. Он сам указал на три весьма сложных пункта в документе, который мы подали ему, и по которым затруднительно дать ответ во временных рамках аудиенции. Бенедикт ХVI принял к сведению этот документ, и не было необходимости поднимать вопросы по вышеупомянутым пунктам снова.

Этот документ представлял собой описание современной Церкви, в котором мы привели цитаты Папа Ионна Павла II о "ползучей апостазии" и кардинала Ратцингера о "диктатуре релятивизма". В дополнение к этому были приложены фотографии некоторых новых месс, представляющих собой действительно скандальные картины. Также были изложены замечания братства по ряду вопросов и явлений. Например, были приведены два примера деятельности братства и ответного отношения к этому местных ординариев: это компания в Аргентине, которая проводилась за запрещение продажи презервативов, и которая привела к тому, что епископ Кордобы обозначил нас как террористов. И, в том числе, парад гомосексуалистов в Люцерне, который закончился протестантским праздником в католической церкви - факт, к которому местный епископ проявил полное безразличие.

Но превыше всего этого была наша обязанность изменить атмосферу враждебности по отношению к традиции, да и существует ли сейчас другое отношение к традиционно-католической жизни? В послесоборной Церкви становится тем более невозможным, в то время как имеется свобода на служение тридентской мессы (индульт 1984 года - прим.ред.), замалчивать упреки в "схизме", время объявить "отлучение" недействительным и найти в структуре Церкви место и для традиции.

- Возможно ли преодолеть трудности, о которых упомянул Бенедикт XVI?

- Я сейчас могу их перечислить только по памяти. Во-первых, Папа настаивал на действенном признании папства, он связал это с тем чрезвычайным положением относительно епископских хиротоний, на которое мы ссылаемся, и всей последующей деятельности наших епископов.

Бенедикт XVI уточнил, что это может быть законным только в пределах Католической Церкви; ведь дух Второго Ватиканского собора трактуется также и в свете традиции, что следует из намерений отцов Собора и согласно дословному содержанию текстов. Это переспектива, которая нас в некоторой степени пугает….

Наконец, как думает Папа, мы должны были бы иметь структуру, которая подходит нам для традиционного ритуала и определенных внешних практик. Она сама по себе должна будет защищать нас от духа Собора, который мы обязаны будем принять.

- Официальное коммюнике Ватикана говорит о том, что все должно происходить в "разумные промежутки времени". Как понимать эту формулировку.

- Папа не хотел уточнять проблемы, а делал лишь некоторые наброски. Совершенно необходимо ответить в первую очередь на вопросы относительно "гражданских прав" старой мессы, и в конечном итоге говорить о недоразумениях после Второго Ватиканского собора, в которых мы видим непосредственнные и косвенные причины многих современных бед. Конечно, все будет происходить поэтапно, шаг за шагом. Нужно представлять Собор в другом свете, нежели это делается из Рима. Наряду с разоблачением всех ошибок нужно делать нобходимые последовательные выводы, показывать деструктивное воздействие этих ошибок на ситуацию в Церкви, однако без того, что бы провоцировать досаду и раздражение, что может в последствии привести к концу переговоров. Поэтому мы должны действовать постепенно.

Кстати о "благоразумных промежутках времени". В Риме говорят, что при участии всех сообществ, принадлежащих комиссии "Ecclesia Dei", подготавливается нечто совершенно новое, доселе невиданное. Уверен, что Папа намерен быстро разрешить ситуацию.

Справедливости ради ради надо внести необходимое уточнение. Нужно также понять и положение Папы. Он вынужденно оказывается между двумя фронтами: между модернистами и нами. Если он введет мессу по нашим просьбам, модернисты поднимутся со словами: "Папа уступил традиционалистам". Мы узнали от монсеньора Рикарда, что кардинал Люстиже и архиепископ Лиона кардинал Барбарин в 2000 году бросились в Рим, чтобы блокировать любое продвижение дел по вопросу братства Св. Пия Х, одновременно угрожая мятежом. Мы знаем, что немецкие епископы таким же образом реагировали на этот вопрос во время Всемирного Дня Молодежи: "Либо они, либо мы!". Как это нужно понимать? "Если они будут признаны, мы покидаем Церковь и уходим в схизму?".

Понятно что из-за этого Папа не мог дать нам никаких дословных гарантий во время аудиенции, что например месса будет разрешена уже осенью. Каждое его обещание братству означало бы давление со стороны модернистов. Мы получили бы здесь противопоставление намерений Папы большинству епископов, которые готовы к отделению. Это недопустимо при сегодняшнем критическом положении дел, даже если он и имеет определенные намерения насчет реставрации. Однако, по моему мнению, частичное разрешение проблемы возможно.

- Пресса говорит о расколе внутри самого братства. Это действительно имеет место?

- Объявление об этой предоставленной Папой аудиенции вызвало настоящий переполох в средствах массовой информации. Шумиха создана с целью доказать факт раскола между 4 епископами братства. Кроме того, журналисты опубликовали угрозы модернистов Папе, в случае "отмены мессы Павла VI и отмены литургических реформ". Но я могу вас заверить, что все 4 епископа братства находятся в согласии относительно отношений с Римом, и епископ Вильямсон, имя которого здесь неоднократно упоминалось, никакой не "седевакантист". Так что у средств масссовой информации нет причин для беспокойства. Очень их жаль, но этот вопрос не поднимался для обсуждения ни на одной дискуссии.

- Ваше Преосвященство, что Вы ожидаете теперь?

- У определенных кардиналов в Риме есть надежда снова увидеть традицию признанной. Мы тоже надеемся на это и ожидаем полной свободы для тридентской мессы, но по всей вероятности это не случится уже завтра. Мы должны работать над тем, чтобы традиция в Церкви получила признание. Нужно избегать плохих интерпретаций традиции.

Нужно что бы авторитеты в Риме признали за нами право, не без обоснованных ограничений следовать своим устоям, отличным от их устоев в современной практике привнесенных Собором и экуменизмом. Мы очень надеемся, что в последующем они поймут, почему мы верны традиции.

перевод с немецкого: Анатолий Чистов
Оригинал статьи "Audienz beim Papst"
 
Бенедикт XVI

*Священническое братство Св. Пия Х

По тексту статьи Д. Э. Пучкина "Современная ситуация в католическом традиционализме"

Дело защиты старого обряда взяло на себя Братство св. Пия Х, основанное с согласия церковных властей в 1970 г. архиепископом Марселем Франсуа Лефевром (1905 - †1991), известным своей миссионерской деятельностью в Африке. В середине 70-х гг. ХХ в. отношения Братства св. Пия Х с Ватиканом стали портиться, прежде всего, из-за того, что Папа Павел VI упорно хотел навязать практически всему латинскому клиру новый обряд. Кроме того, архиепископ Лефевр и другие члены его Братства выступили с резкой критикой экуменизма, новаций в социальной доктрине и других новшеств II Ватиканского Собора. Впрочем, последнее не могли поставить им в упрек, ибо сам Папа Павел VI сказал на генеральной аудиенции 12 января 1966 г., что "Vaticanum II избежал торжественных вероопределений, влекущих безошибочность церковного учительства" (2). Монсеньор Лефевр был обвинен в административном непослушании, что повлекло "роспуск" Братства и "запрещение в священнослужении" его основателя и членов. Тот факт, что в 1987 г. кардинал Эдуард Ганьон посетил семинарию в Эконе с апостольской визитацией (т. е. как официальный представитель Папы) и, восседая на троне, присутствовал на архиерейской мессе, отслуженной архиепископом Лефевром, говорит о том, что Папа Иоанн Павел II не признал запретов, наложенных Павлом VI.

Следует заметить, что в начале понтификата Папы Иоанна Павла II были предприняты попытки нормализации отношений с традиционалистами. Это, во-первых, индульт Конгрегации свв. Обрядов (3 октября 1984 г.) официально легализовавший, пусть с оговорками, старый обряд во всем мipе (требовалась просьба группы миpян и разрешение епископа). Во-вторых, вышеупомянутая визитация кардинала Ганьона; в-третьих, примирительный протокол от 5 мая 1988 г. подписанный кардиналом Ратцингером и архиепископом Лефевром.

Однако именно после попыток примирения разгорелся самый серьeзный конфликт. Престарелые архиепископ Лефевр и епископ Антонио де де Кастро Майер опасались, что после их смерти делу традиции будет угрожать беспоповщина и хотели рукоположения епископов-традиционалистов. Ватикан не торопился с окончательным решением, считая допустимым рукоположение не более одного епископа. 30 июня 1988 года архиеп. Лефевр в сослужении с еп. Антонио де Кастро Майером рукоположил без папского мандата четырех архиереев, что повлекло за собой декрет об отлучении рукополагавших и рукоположенных епископов.

Как сами "отлученные", так и ряд религиозных деятелей сохранивших единение с Римом (кардинал Тиандум и др.) сочли декрет об отлучении неканоничным, а нарушающие букву канонического права действия архиепископа Лефевра - оправданными либо состоянием крайней необходимости, либо, по крайней мере, полной уверенностью в наличии такового (по каноническим нормам Католической Церкви непреодолимое заблуждение о наличии крайней необходимости полностью извиняет нарушение канонических норм). Не одобрившие архиерейских хиротоний священники-традиционалисты вышли из Братства св. Пия Х и создали, с благословения Рима, Братство св. Петра. Они были приняты Римом как не состоящие под "запретом", следовательно, "запрещение" покойного Павла VI было снова проигнорировано.

Братство св. Петра и ему подобные организации опекаются Папской Комиссией "Ecclesia Dei", созданной 18 октября 1988 г. Говоря по-русски, их можно назвать "единоверием", по аналогии с русскими старообрядцами, приемлющими каноническое общение с официальной РПЦ. 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
error 404
generic cialis 20mg