Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012
Печать E-mail
09.09.2006 г.
\\\
Бенедикт XVI
Их Преосвященства Бертоне и Ратцингер в январе 2005 . Как все меняется

"Вы убедитесь, что он человечный"

Что сказал кардинал Бертоне год назад

Больше года назад свое мнение о новом Папе высказал кардинал Тарчизио Бертоне, на тот момент - бывший сотрудник Йозефа Ратцингера по конгрегации Доктрины Веры. 22 июня 2006 весь мир увидел его другими глазами - скромный секретарь конгрегации стал гос. секретарем (практически премьер-министром) Ватикана. С середины будущего сентября худая удлиненная фигура Бертоне тенью будет следовать за Папой вместо тучного представительного Содано. Соответственно его давнее высказывание прибавило в весе, итак - Бертоне верил в Папу!

Кардинал Тарчизио Бертоне: «Он вовсе не «panzer», он очень человечный, и вы в этом убедитесь»

Ватикан, 22 апреля, Il Messaggero – Agnuz – «Понимаете, он один из тех, кто тщательно подбирает слова. Сегодня утром в речи, которая была произнесена на латыни, он говорил о своей связи с Иоанном Павлом II. Конечно, это уникальная связь, столько лет они были рядом! И пусть даже он немец, но он баварец, а не пруссак; он находится в Риме 23 года, и мы знаем, сколько епархий сделали все, чтобы заполучить его с визитом. Потому что он известен своей деликатностью, ученостью, человечностью... А сегодня утром он сказал нам, что ему кажется, что Папа Войтыла еще раз взял его за руку и прошептал те слова, которые повторял нам столько раз. Но на этот раз они были обращены только к нему. Nolite timere . «Не бойтесь», – сказал он ему. Вот так-то...»

Первая месса Бенедикта XVI только что закончилась, и кардинал Тарчизио Бертоне выходит взволнованным, и это видно. Он, архиепископ Генуэзский, в качестве секретаря Конгрегации Вероучения много лет был самым близким человеком Йозефу Ратцингеру. Мало кто знает Папу Ратцингера, как он.

– Да, я непосредственный свидетель его удивительного богословия, говорит Бертоне. Он видит проблемы в комплексе, поскольку его культура простирается от истории до антропологии. Он одновременно человек науки и веры, с высочайшей моралью. А затем он человек Церкви, а не panzer-кардинал, как преподносят его некоторые немецкие периодические издания. Он обладает огромной человечностью, любит природу и музыку. Он сам – отличный пианист и дружит с великими оркестровыми дирижерами. Он из тех, кто успокаивает свое сердце, слушая отрывки из произведений великих композиторов. А еще, может быть, кто-то помнит, как он прогуливался ранними вечерами по улицам Рима и как просто и вежливо обменивался приветствиями с кем бы то ни было. Потому что он также из тех, кто верит в дружбу: я видел, как он поддерживал близкие отношения со многими людьми. И именно сегодня он использовал это выражение... Да, когда говорил, что хочет привести молодых к дружбе со Христом. Это будет одним из аспектов его понтификата.

– Конклав был очень коротким. Может быть, это доказательство того, что Вы говорите. Однако, не кажется ли Вам, что эта стремительность была ответом – мгновенным и сильным – на страхи, которые сам Йозеф Ратцингер выразил в своей проповеди?

– Думаю, что да. Мы все слышали речь Папы Бенедикта XVI еще в качестве декана коллегии (речь на церемонии награждения кардинала Ратцингера премией св. Бенедикта, 1 апреля с.г. – прим. перев.), в которой он затронул такие вопросы, как секуляризация Европы, мужество христианских меньшинств в Азии. Его видение вселенскости стало...

– Откровением?

– Нет, потому что его знали. Йозеф Ратцингер, после Кароля Войтылы, был человеком, который больше всех в Римской Курии встречался с кардиналами и епископами по всему миру. Он был человеком известным, хорошо знавшим изнутри различные ситуации в поместных церквах. Однако эта проповедь стала моментом синтеза, затронувшего восприимчивость и видение вселенской Церкви в этот исторический момент.

– Он избрал себе имя «Бенедикт». Как покровителя той Европы, что не признается в своих христианских корнях. Папа Ратцингер видит ее больной релятивизмом, вменяющим в обязанность отказ от ценностей. Как Вы думаете, означает ли выбор этого имени, что будущее христианства будет решаться внутри границ Старого Континента?

– Не внутри границ, но несомненно, в рамках миссии Старого Континента. Ратцингер говорит: перед Европой стоит задача нести конструктивную энергию в мир, как она делала это в столетия, предшествовавшие ХХ веку. С раскрытием на 360 градусов, потому что бенедиктинцы пошли дальше Европы. Они осуществляли методологию спасения всех культур, а не только греко-римской.

– И все же, когда Ратцингер говорит о том, что «без любви к своей культуре невозможно любить культуру других», кое-кто видит в этом закрытость по отношению к другим верам, которые сейчас стучатся в дверь Запада.

– И этот кто-то ошибается. Папа говорит: сможешь познать другого, если познаешь себя самого. Стремление не потерять собственную идентичность является исходной точкой для сознательного межрелигиозного диалога.

– В своей последней книге «Без корней» Папа Ратцингер демонстрирует пессимизм разума, и оптимизм силы воли. И верит, что у мирян и католиков есть возможность вести диалог в плане этики разума...

– Конечно, потому что он человек рациональный. И он всегда с уважением относился к эпохе Просвещения. Это нигилисты относятся с презрением к разуму, как средству для постижения ценностей, образующих человеческую природу и для созидания нового антропологического видения.

– Но разве защита права на жизнь и строгая христианская мораль не разозлят еще больше мирян? Хотя площадь святого Петра переполнена верными, церкви пустеют...

– Йозеф Ратцингер соберет воедино наследие Войтылы. Его задача будет заключаться в том, чтобы оживить христианскую мораль с помощью аргументов не только веры, но и разума. Вы увидите – это человек, умеющий убеждать, как никто другой.
.


Перевод: София ХАЛХОДЖАЕВА  Agnuz
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
Sexdating Melsomvik
generic cialis 20mg