Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ѕлижайшие трансл€ции
 
28 феврал€
19.30 по мск. - вылет в  астель √андольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Ѕенедикта XVI 

 

фоторепортаж


¬етренный ћилан 2012
ѕечать E-mail
…озеф –атцингер: Ћ»„Ќќ—“№ - »нтервью и речи  ардинала
30.07.2008 г.
 
 
 ризис закона
–ечь кардинала –атцингера при получении степени доктора юриспруденции
 ƒоклад, представленный кардиналом –атцингером по случаю присуждени€ ему степени почетного доктора факультета юриспруденции —вободного ”ниверситета ƒевы ћарии, ¬з€той на Ќебеса (LUMSA) в –име, 10 но€бр€ 1999 года.

я хочу выразить свою глубокую и сердечную признательность ‘акультету юриспруденции ”ниверситета LUMSA за великую честь, которую он мне оказал, даровав степень почетного доктора (Doctorate Honoris Causa). ÷ерковь и закон, вера и закон обладают глубинными св€з€ми, выражающимис€ разными способами. ƒостаточно вспомнить, что основна€ часть ¬етхозаветного канона носит заглавие "“ора" (закон). ќсвобождение »зраил€ из плена египетского не закончилось исходом - им оно только начиналось. ќно совершенно претворилось в реальность, только когда »зраиль получил законодательные наставлени€ от Ѕога, регулировавшие взаимоотношени€ с Ѕогом, человеческим обществом и с каждой личностью, живущей в обществе, также как и взаимоотношени€ с иноземцами: всеобщий закон есть условие человеческой свободы. ¬ результате ¬етхозаветным идеалом праведника стал "цаддик" - праведник, праведно живущий и праведно поступающий, в соответствии с указани€ми закона, данного Ѕогом.

¬ Ќовом «авете, фактически, на смену слову "цаддик" пришел термин "пистос" (греч. верный - прим. пер.). “.е. жизненным принципом ’ристианина €вл€етс€ вера, котора€ и делает его "праведным". Ќо ослабла ли при этом важность закона? Ќе утратили ли существовавшие законодательные наставлени€ характер св€тыни и не стали ли обычной профанацией? Ёта проблема активно обсуждалась, особенно в период –еформации XVI века. Ќеоспоримым фактом €вл€етс€ то, что пон€тие "«акон" (Torah), по€вл€€сь в писани€х ѕавла, посв€щенных этой проблематике, и позже у Ћютера, мыслитс€ диаметрально противоположным ≈вангелию. –азвитие закона в современности глубоко характеризуетс€ этими противоположными позици€ми.

«десь не место дл€ углубленного рассмотрени€ этой проблематики. » все же мне хотелось бы, очень коротко, сказать о двух актуальных угрозах дл€ закона, которые, между тем, обладают богословской компонентой и, таким образом, касаютс€ не только юристов, но также и теологов. " онец метафизики", который в достаточно широких кругах современных философов позиционируетс€ как необратимый факт, повлек за собой юридический позитивизм, который, особенно сегодн€, прин€л формы теории консенсуса: если метафизика больше не может служить источником закона, то √осударству остаетс€ только отсылка к всеобщим представлени€м о гражданских ценност€х, представлени€м, отражающимс€ в демократическом консенсусе. »стина не созидает консенсус, и консенсус не созидает истину в той же мере, в какой он созидает всеобщую упор€доченность. „то именно следует считать истинным и праведным - определ€етс€ большинством.
 
»ными словами, закон беззащитен перед прихот€ми большинства и  зависит от осознанного понимани€ им общественных ценностей
 в каждый из отдельно вз€тых моментов, а оно (понимание), в свою очередь,  переменчиво и подвержено множеству факторов. Ёто со всей €сностью обнаруживаетс€ в прогрессирующем исчезновении основ закона, вдохновленных ’ристианской традицией. Ѕрак и семь€ все больше и больше утрачивают прин€тую форму официального сообщества и подмен€етс€ множеством порой скоропреход€щих и проблематичных форм совместной жизни. ќтношени€ мужчины и женщины станов€тс€ противоречивыми и конфликтными, также как отношени€ между поколени€ми. ’ристианский пор€док организации времени разлагаетс€; ¬оскресенье (–атцингер имеет в виду христианскую традицию посв€щать воскресные дни посещению храма, отдыху от трудов и семейным богоугодным зан€ти€м - прим. пер.) исчезает и все больше замещаетс€ разными изменчивыми способами проведени€ свободного времени. —в€щенный смысл в законе более не предполагаетс€; уважение к Ѕогу и к тому, что св€щенно дл€ других, сегодн€ с трудом признаетс€ юридической нормой; на смену приход€т €кобы более важные ценности неограниченной свободы слова и суждени€. ƒаже жизнь человеческа€ представл€етс€ чем-то, что может быть отброшено: аборты и эвтанази€ более не исключаютс€ законом. ‘ормы манипулировани€ человеческой жизнью открыто представлены в сферах экспериментов с эмбрионами, их пересадки, в которых человек присваивает себе не только право распор€жатьс€ жизнью и смертью, но и самим бытием и развитием человеческого существа. “ак, недавно начали по€вл€тьс€ требовани€ использовать программируемую селекцию и разведение в цел€х последующего развити€ различных пород человека, а сущностное отличие человека от животного стало предметом споров. »бо в современных государствах метафизика и вместе с ней естественное право выгл€д€т €вно обесценившимис€, налицо прогрессирующа€ трансформаци€ закона, последующие шаги которой уже непредсказуемы; само пон€тие закона утрачивает присущую ему точность дефиниции.

—уществует также втора€ угроза дл€ закона, котора€ сегодн€ представл€етс€ менее насущной, нежели дес€ть лет назад, однако она способна в любой момент вновь стать актуальной и обрести св€зь с теорией консенсуса. я св€зываю эту угрозу с уничтожением закона посредством духа утопии, как это произошло в случае с систематизированной и практической формой марксистской мысли. ќтправным пунктом здесь стало убеждение, что существующий мир есть зло - мир угнетени€ и несвободы, который должен быть заменен лучшим способом планировани€ и труда. ¬ этой св€зи насто€щим и единственным источником закона стала иде€ нового общества: морально и юридически значимо то, что полезно дл€ дела построени€ будущего мира. ”твержденный на этом критерии, терроризм был провозглашен всеобщим нравственным планом: убийства и насилие превратились в нравственные де€ни€, ибо они стали актом служени€ великой революции, сокрушени€ существующего мира зла и приближени€ великого идеала нового общества. «десь мы видим и конец метафизики, чье место зан€то в данном случае не консенсусом современников, а идеальной моделью будущего мира.

—уществует даже криптотеологический источник этого отрицани€ закона. »сход€ из этого, можно пон€ть, почему многочисленные направлени€ богослови€ - особенно различные формы богослови€ освобождени€ - были подвержены этим искушени€м. ” мен€ нет возможности сейчас осветить все эти св€зи, в силу их обширности. я остановлюсь на ошибочной идее павлистов, котора€ незамедлительно породила радикальную и даже анархическую трактовку ’ристианства. Ќе станем говорить о гностических движени€х, где эти тенденции были изначально развиты; которые, говор€ "нет" Ѕогу “ворцу, также говорили "нет" метафизике, закону тварному и ≈стественному праву. Ќе будем тратить врем€ на анализ общественного брожени€ и волнений XVI века, породивших радикальные течени€ –еформации, давшей жизнь революционным и утопическим движени€м. ¬место этого € сосредоточусь на феномене, на первый взгл€д кажущемс€ достаточно невинным: на толковании ’ристианства, которое, с научной точки зрени€, выгл€дит вполне приемлемым, и которое было развито в последнее столетие великим евангелическим юристом –удольфом —омом.

—ом выдвигает тезис о том, что ’ристианство как ≈вангелие, как разрыв с «аконом (“орой - прим. пер.), изначально было не способно - или не желало - включать в себ€ какой бы то ни было закон, но что ÷ерковь изначально возникла как "духовна€ анархи€", котора€ позже, несомненно, в силу внешних потребностей церковного существовани€, уже за€вивших о себе в конце первого века, была заменена законом таинства. ќднако этот закон, который утверждалс€, так сказать, на ѕлоти ’ристовой, на “еле ’ристовом и имел природу таинства, в —редние века стал уже не законом “ела ’ристова, а корпоративным правом христиан - фактически, церковным законом, с которым мы все знакомы.

Ќо дл€ —ома реальной моделью остаетс€ духовна€ анархи€: в реальности, при идеальных услови€х, ÷ерковь не нуждаетс€ в законе. Ѕлагодар€ этой позиции в наш век стала модной конфронтаци€ между ÷ерковью закона и ÷ерковью любви, когда закон представл€етс€ противоположностью любви. ѕодобный контраст может, конечно, возникнуть в случа€х конкретного использовани€ закона, но возводить это €вление в степень принципа означает искажать сущность закона так же, как сущность любви. ѕодобные заключени€ решительно лишены св€зи с реальностью и не наход€т воплощени€ в новых утопи€х, но очень на них поход€т и имеют широкое распространение в нашем обществе. “от факт, что с 50-х годов выражение "«акон и ѕор€док" расцениваетс€ как выпад и агресси€ - хуже того, "«акон и ѕор€док" стали ассоциировать с фашизмом, - все это проистекает именно из подобных концепций. Ѕолее того, превращение закона в издевку было заповедью национал-социализма (€ недостаточно знаком с ситуацией в отношении италь€нского фашизма). ¬ так называемые годы борьбы закон был сознательно переписан и поставлен в оппозицию так называемому здоровому общественному мнению. ≈динственным источником закона был провозглашен фюрер, и в результате абсолютна€ власть подменила закон. ƒиффамаци€ закона никогда и ни под каким видом не €вл€лась служением свободе, но всегда была инструментом диктатуры. ќтбросить закон, значит презирать человека; где нет закона, там нет свободы.

¬ рамках этого выступлени€ ответ на базовый вопрос, затронутый в моих рассуждени€х, можно дать только в обобщенной форме. „то могут сделать вера и богословие в этой ситуации, дабы защитить закон? я хотел бы попробовать ответить на этот вопрос, обобщенно и, конечно, очень неполно, предложив следующие два тезиса:

1. ¬ыработка и упор€дочение закона не €вл€етс€ непосредственной проблемой богослови€, но проблемой "recta ratio", истинного пон€ти€, правильного разума. ѕребыва€ над частными мнени€ми и течени€ми мысли, этот правильный разум должен стремитьс€ разгл€деть, что €вл€етс€ праведным - сущностью закона, при этом, в согласии с внутренней потребностью человеческого существовани€, распознава€ то, что дл€ человека разрушительно. Ёто долг ÷еркви и веры - содействовать здоровью "ratio" (разум, лат. - прим. пер.) и посредством религиозного образовани€ человека сохран€ть в его сознании способность видеть и постигать. Ѕудет это право названо правом естественным или как-либо еще - вопрос второй. Ќо в любом случае, когда этот внутренний запрос человеческого быти€, ориентированный на закон, или потребность, существующа€ над изменчивыми течени€ми, больше не воспринимаетс€ людьми, вследствие чего провозглашаетс€ окончательный "конец метафизики", тогда достоинство человеческого быти€ и сама€ его сущность бывают попраны.

2. ÷еркви следует подвергнуть суду совести разрушительные силы закона, которые имели своим источником одностороннее понимание веры и внесли свой вклад в развитие истории этого столети€. ѕослание этого суда совести выходит за пределы сферы простой причины и переадресуетс€ новым измерени€м свободы и общности. Ќо вера в —оздател€ и его творение неотделимо св€зана с верой в »скупител€ и в »скупление. »скупление не отмен€ет творение и его пор€док, но напротив, возвращает творению способность слышать голос его —оздател€ и, следовательно, способность лучше понимать основани€ закона. ћетафизика и вера, природа и благодать, закон и ≈вангелие не противосто€т друг другу, но соединены теснейшим образом. ’ристианска€ любовь, как можно пон€ть из Ќагорной проповеди, никогда не станет основанием дл€ формального закона. ќна выходит далеко за его рамки и может быть реализована, или, как минимум, зародитьс€, только в вере.

Ќо это не идет вразрез с творением и его законом. —корее, основываетс€ на них. √де нет закона, там даже любовь утрачивает свой живительный смысл. ’ристианска€ вера уважает природу √осударства самого по себе, особенно √осударства, общество которого построено на плюрализме. Ќо также она ощущает взаимную с ним ответственность, име€ в виду ту цель, чтобы основные принципы закона и далее оставались зримыми, а √осударство не оказалось лишенным управлени€ и не попало во власть переменчивых течений.

ѕоскольку, в этом смысле, даже с учетом всех различий между разумом и верой, между установленным законом - необходимым образом составленным при помощи разума - и жизненной структурой ÷еркви, их соотнесенность выражаетс€ во взаимных св€з€х и во взаимной ответственности друг перед другом, эта почетна€ докторантура дл€ мен€ как раз €вл€етс€ свидетельством признани€ и призывом и далее совершать мои труды.

перевод с английского: –оман —тыран,
–атцингер-»нформ
 
« ѕред.   —лед. »
 
пїњ
√Шversj√Єdalen
generic cialis 20mg