Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012

Поиск

 
Июнь, 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Что с ними потом будет? [- Письмо, которым Папа ликвидировал скандал] Печать E-mail
12.03.2009 г.
 

Что с ними потом будет? Письмо Папы ради мира в Церкви

Письмо Его Святейшества Бенедикта XVI
к епископам католической Церкви касательно снятия отлучения
с четырех епископов, рукоположенных архиепископом Лефевром 


Дорогие собратья во епископском служении!

Снятие отлучение с четырех епископов, рукоположенных в 1988 году архиепископом Лефевром без мандата Святого Престола, по многим причинам вызвало внутри католической Церкви и вокруг нее столь жаркую дискуссию, какую давно не приходилось переживать. Многие епископы почувствовали себя растерявшимися перед этим внезапно возникшим событием, которое едва ли положительно вписывается в вопросы и задачи сегодняшней Церкви. Хотя многие пастыри и верующие были в принципе готовы оценить позитивно решение Папы, направленное на примирение, однако с другой стороны ставился вопрос о целесообразности подобного жеста перед лицом реальных безотлагательных проблем жизни веры в наше время. Некоторые же группы открыто обвиняли Папу в желании вернуться назад, во времена до Собора: таким образом разразилась лавина протестов, горечь которых открыла раны, полученные гораздо раньше. Поэтому я считаю своим долгом обратиться к вам, дорогие собратья, с разъясняющим словом, с целью помочь вам понять намерения, которыми руководствовались я и компетентные органы Святого Престола в принятии этого решения. Я надеюсь таким образом содействовать миру в Церкви.

Неожиданным злоключением стал для меня тот факт, что случай Уильямсона наложился на отмену отлучения. Сдержанный жест милосердия по отношению к четырем епископам, рукоположенным должным образом, но незаконно, вдруг показался чем-то абсолютно другим: как отказ от примирения между христианами и иудеями и, следовательно, отказ от того, что относительно этого вопроса прояснил Собор для пути Церкви. Призыв к примирению с церковной группой, вовлеченной в процесс разделения превратился, таким образом, в свою противоположность: кажущимся возвращением назад по отношению ко всем шагам примирения между христианами и иудеями, совершенными начиная с Собора, - шагам, в которых я стремился принимать участие  и оказывал поддержку, с самого начала сделав примирение целью моей личного богословского труда. То, что это наложение  двух противоположных процессов произошло и на какое-то время нарушило мир между христианами и иудеями, а также мир внутри Церкви, является фактом, о котором я могу только глубоко сожалеть. Мне было сказано, что внимательно следя за новостями в интернете, можно было вовремя узнать о проблеме. Я извлек из этого урок, и в будущем Святой Престол должен будет уделять больше внимания этому источнику новостей. Я был огорчен тем, что даже католики, которые, по сути, должны бы лучше знать, как обстоят дела, стали обвинять меня с готовой к атаке враждебностью. Именно поэтому я тем более благодарен друзьям евреям, которые помогли решительно устранить недоразумение и восстановить атмосферу дружбы и доверия, которая - как во времена Папы Иоанна Павла II,  - так и на протяжении всего моего понтификата существовала и, слава Богу, продолжает существовать.

Еще одна неудача, о которой я искренне сожалею, состоит в том, что границы и сфера применения этой меры от 21 января 2009 года были проиллюстрированы недостаточно ясно в момент ее опубликования. Отлучением наказывают людей, а не институты. Епископская хиротония без папского мандата несет с собой опасность раскола, поскольку ставит под вопрос единство епископской коллегии с Папой. Поэтому Церковь должна отреагировать самым суровым наказанием, отлучением, с целью призвать таким способом наказанных лиц к покаянию и к возвращению к единству. За двадцать лет, прошедших с хиротонии, эта цель, к сожалению, все еще не была достигнута. Снятие отлучения имеет ту же цель, что и отлучение: еще раз призвать четырех епископов к возвращению. Этот жест стал возможен после того, как заинтересованные лица выразили принципиально свое признание Папы и его пастырской власти, хотя и с оговорками в вопросах послушания его доктринальной власти и доктринальной власти Собора. Вернемся теперь к различию между человеком и институтом. Снятие отлучения было мерой в области церковной дисциплины: лица освобождались от бремени совести, заключавшемся в самом серьезном церковном наказании. Следует различать этот дисциплинарный уровень от доктринальной области. Тот факт, что Братство св. Пия X не имеет канонического статуса в Церкви, основан, в конечном счете, не на дисциплинарных доводах, а на доктринальных. До тех пор, пока Братство не имеет канонического статуса в Церкви, также и его служители не осуществляют законного служения в Церкви. Следовательно, необходимо различать между дисциплинарным уровнем, касающимся лиц как таковых, и уровнем доктринальным, рассматривающим вопросы служения и учреждения. Чтобы еще раз уточнить это: до тех пор, пока вопросы, касающиеся доктрины не прояснены, Братство не имеет никакого канонического статуса в Церкви, и его служители - даже освобожденные от церковного наказания - не осуществляют никакого законного служения в Церкви.

Учитывая эту ситуацию, я намерен соединить в будущем Папскую Комиссию "Ecclesia Dei", - которая с 1988 года занимается теми общинами и лицами, которые, состоя в Братстве св. Пия X или в других подобных группировках, желают вернуться в полное общение с Папой - с Конгрегацией вероучения. Тем самым вносится ясность, что проблемы, которые должны теперь обсуждаться, имеют главным образом доктринальный характер и касаются, прежде всего, принятия Второго Ватиканского Собора и пост-соборного учительства Пап. Коллегиальные органы, вместе с которыми Конгрегация изучает представляемые решения (особенно традиционное заседание кардиналов по средам и ежегодные и двухгодичные пленарные заседания) гарантируют участие префектов различных римских Конгрегаций и представителей мирового епископата в принимаемых решениях. Невозможно «заморозить» учительскую власть Церкви на уровне 1962 года - это должно быть совершенно ясно Братству. Но некоторым из тех, кто считает себя великими защитниками Собора, следует также напомнить о том, что Второй Ватиканский Собор несет в себе всю историю учительства Церкви. Кто желает быть послушным Собору, должен принять веру, исповедуемую веками, а не отсекать корни, которыми питается дерево.

Я надеюсь, дорогие собратья, что тем самым прояснено позитивное значение, а также границы применения указа от 21 января 2009 года. Однако теперь остается вопрос: была ли эта мера необходимой? Действительно ли она представляла собой некий приоритет? Разве нет гораздо более важных проблем? Конечно, есть более важные и более безотлагательные проблемы. Думаю, я четко изложил приоритеты моего Понтификата в речах, произнесенных мной в его начале. То, что я сказал тогда, неизменно остается моей руководящей линией. Первый приоритет для Преемника Петра был однозначно установлен Господом: "Ты ... утверди братьев твоих" (Лк 22, 32). Этот приоритет сам Петр сформулировал по-новому в своем первом Послании: "Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением" (1 Петр 3, 15). В наше время, когда во многих местах земли вере грозит опасность угаснуть, как пламя, которому больше нечем питаться, приоритетом, стоящим превыше всех других, является задача сделать Бога присутствующим в этом мире и открыть людям доступ к Богу. Не к любому богу, но к Тому, Который говорил на Синае; к Тому Богу, Чей Лик мы узнаём в любви, ведущей до конца (ср. Ин 13, 1) - в распятом и воскресшем  Иисусе Христе. Настоящая проблема в нынешний момент нашей истории заключается в том, что Бог исчезает с горизонта людей, и в том, что с угасанием света, исходящего от Бога, человечество теряет свои ориентиры, и разрушительные последствия этого процесса становятся все более очевидными.

Вести людей к Богу, - к Богу, говорящему в Библии: в этом заключается высший и основополагающий приоритет Церкви и Преемника Петра в настоящее время. Отсюда, как логическое следствие, явствует, что мы должны принимать близко к сердцу единство верующих, поскольку отсутствие согласия между ними, их внутреннее противостояние ставит под сомнение то, что они говорят о Боге. Поэтому усилия, направленные на общее свидетельство христиан о своей вере - на экуменизм - входят в высший приоритет. Кроме того, необходимо, чтобы все, кто верует в Бога, вместе искали мира, старались сблизиться друг с другом, чтобы идти вместе, невзирая на различие своих представлений о Боге, к источнику света - в этом заключается межрелигиозный диалог. Кто возвещает о Боге как о Любви "до конца", должен свидетельствовать о любви: посвятить себя с любовью страждущим, отвергнуть ненависть и вражду - в этом заключается социальное измерение христианской веры, о чем я говорил в энциклике Deus caritas est.

Итак, если многотрудная борьба за веру, надежду и любовь в мире составляет в этот момент (и, в различных формах, всегда) истинный приоритет для Церкви, тогда его частью являются также малые и средние примирения. То, что смиренный жест протянутой руки вызвал столько шума, превратившись, тем самым, в противоположность примирения, является фактом, который мы должны принять к сведению. Но сейчас я спрашиваю: действительно ли было и остается  ошибкой пойти также и в этом случае навстречу брату, который "что-то имеет против тебя" (ср. Мф 5, 23s) и искать примирения? Разве гражданское общество не должно также пытаться предотвращать радикализацию и реинтегрировать ее возможных приверженцев - насколько возможно - в великие силы, которые формируют социальную жизнь, чтобы избежать их изоляции со всеми ее последствиями? Разве может быть абсолютно ошибочным стремление к преодолению закостенелости и узких мест, чтобы освободить пространство тому, что является позитивным и может быть восстановлено для целого? Я сам видел - после 1988 года - как в общинах, ранее отделенных от Рима, после их возвращения изменилась атмосфера внутри них; как возвращение в большую и просторную общую Церковь помогло преодолеть односторонние позиции и  смягчило закостенелости, так, что затем из них возникли позитивные силы для целого. Можно ли оставаться абсолютно равнодушным к общине, в которой находятся 491 священник, 215 семинаристов, 6 семинарий, 88 школ, 2 университета, 117 монахов, 164 монахини и тысячи верных? Мы действительно должны спокойно смотреть, как их уносит все дальше от Церкви? Возьмем, к примеру, священников Братства. Мы не можем знать их мотиваций и все, что с ними связано. Но все же я думаю, что они не решились бы на священничество, если бы, наряду с различными искаженными и нездоровыми элементами, не было любви ко Христу и желания возвещать Его, и вместе с Ним - живого Бога. Можем ли мы попросту исключить их, как представителей радикальной маргинальной группы, из поисков примирения и единства? Что с ними потом будет?

Конечно, на протяжении долгого времени, а затем - в этом конкретном случае, мы слышали от представителей этой общины много неприятных вещей - высокомерие и умничанье, зацикленность на односторонности и т.д., из любви к истине должен добавить, что я получил также ряд волнующих свидетельств благодарности, в которых видна открытость сердца. Но разве великая Церковь не должна позволить себе быть щедрой в осознании той великой силы, которой она обладает; в осознании обетования, которое было ей дано? Разве мы не должны, как хорошие воспитатели, уметь не обращать внимания на различные недостатки и стараться вывести из ограниченности? И разве нам не следует признать, что и в церковной среде возник некоторый диссонанс? Иногда возникает впечатление, что наше общество нуждается хотя бы в одной группе, которой отказано в терпимости; которую можно было бы безнаказанно атаковать и ненавидеть. И если кто-то осмелится приблизиться к ней - в данном случае Папа - он также утрачивает право на терпимость, и к нему могут также относиться с ненавистью, без смирения и почтения.

Дорогие собратья, в те дни, когда я задумал написать это письмо, так сложилось, что в римской семинарии я должен был толковать и комментировать отрывок из Послания к галатам 5, 13 - 15. Я с удивлением отметил ту непосредственность, с которой эти фразы говорят нам о настоящем моменте: "К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом!". Я всегда был склонен считать эту фразу одним из риторических преувеличений, которые иногда встречаются у св. Павла. В некотором смысле это может быть и так. Но, к сожалению, это "угрызаете и съедаете" существует и сегодня в Церкви как выражение неправильно истолкованной свободы. Нужно ли удивляться, что мы не лучше галатов? Что нам угрожают те же самые искушения? Что нам следует вновь и вновь учиться правильно использовать свободу? И что также вновь и вновь нам следует учиться высшему приоритету: любви? В день, когда я говорил об этом в высшей семинарии, в Риме отмечался праздник Мадонны Упования. Действительно, Мария учит нас упованию. Она ведет нас к Сыну, на Которого все мы можем уповать. Он будет вести нас, даже  в смутные  времена. Мне бы хотелось, таким образом, сердечно поблагодарить всех тех многочисленных епископов, которые в это время подарили мне волнующие знаки доверия и любви, и прежде всего заверили в своих молитвах. Я также благодарю всех верных, которые в это время дали мне свидетельство своей неизменной верности Преемнику св. Петра. Да хранит всех нас Господь, и да ведет Он нас по пути мира. Это искреннее пожелание изливается из моего сердца в дни начала Великого поста, который является особо благоприятным литургическим временем для духовного очищения, и который призывает всех нас смотреть с новой надеждой на светлое сияние Пасхи, ожидающей нас в конце великопостного пути.

С особым Апостольским Благословением,

Ваш во Господе

BENEDICTUS PP. XVI

Из Ватикана, 10 марта 2009 года
Перевод: София Халходжаева, Agnuz

 
© Copyright 2009 - Libreria Editrice Vaticana

 

 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
Знакомства с женщинами Луга
generic cialis 20mg