Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012
Печать E-mail
16.08.2009 г.
 
Братья вместе (фото до избрания)

"Я думал, что потерял его. А он - все тот же Йозеф!"

Интервью со старшим братом Папы в первую годовщину понтификата. 

Георг Ратцингер рассказывает о будущем визите Папы в Баварию и своих отношениях с главой Святого Престола. 

(Avvenire) - Даже избрание на престол Петра не разлучило их. И через год понтификата для Георга Ратцингера связь с братом Йозефом осталась такой же глубокой. «В дни, что я провел с ним в Риме, мы были все время вместе. Мы разговаривали, вспоминали общих друзей, Баварию, которую мы оба так любим. Мы молились - вдвоем, наедине. И так как теперь я уже почти ничего не вижу, он читал мне отрывки из Писания, а я отвечал на воззвания. Мы сидели на скамейке рядом, как раньше. Год назад я думал, что потерял брата. Сейчас могу сказать, что ничего не изменилось, мы по-прежнему братья, которых связывает глубокая любовь».

Только в своем доме в Регенсбурге, в кабинете, который умелые руки домоправительницы фрау Агнес украсили весенними цветами, крашеными яйцами и пасхальными кроликами, 82-летний Георг Ратцингер проводит свой день, как привык это делать всегда. Утром месса, затем визит к другу. Прогулка вокруг собора, потом – на обед, домой, где фрау Ангес приготовила восхитительный Kartoffelnsuppe, и свой легендарный штрудель. Может быть, то же самое она приготовит в сентябре, когда Папа приедет на один день в гости к брату, и они будут только вдвоем, как в старые времена.

«Йозефу удалось выделить один  "свободный" день из протокола, чтобы побыть со мной. Утром мы вместе пойдем на мессу в старую часовню, потом вернемся домой, чтобы поговорить. Фрау Агнес уже подумала, что приготовить на обед. Она знает, что понравится Йозефу (однако нам она не пожелала открыть это -  прим. ред.).

После обеда мы посетим кладбище, могилы сестры и родителей, помолимся там. А затем – поездка в Пентлинг, за город, в дом моего брата. Йозеф должен забрать оттуда кое-что из своих вещей, книги, которые он там оставил. Нужно также решить, что делать с домом. Многое из своих книг и личных вещей Йозеф не может отвезти в Рим, потому что нет места. Посмотрим, может кто-то захочет получить их в подарок». И добавляет: «В тот вечер мы наверно останемся там на ужин: привезем с собой что-нибудь, и там поужинаем».

О том, чтобы перебраться в Рим, Георг Ратцингер вовсе не думает. «Мой дом - здесь», - отвечает он. «И потом, в Риме жилье дорогое, и его трудно найти. Было бы нелегко переехать туда», поясняет он в сердцах со своей неизменной наивностью. «Конечно, за этот прошедший год я не смог подольше побыть с моим братом, как раньше. И еще, я старею. Молю Господа, чтобы Он дал мне здоровья, чтобы я мог иногда навещать его». С апреля прошлого года  Георг был в Ватикане 5 раз. «На церемонии начала понтификата. Затем недолго в Пятидесятницу (и скоро я опять поеду туда в это же Торжество). Больше времени с Йозефом я провел летом. Потом я поехал в октябре вместе с Domspatzen, «Воробышками собора» (знаменитые маленькие певцы Баварии, дирижером которых Георг Ратцингер был 40 лет). И наконец я встретил с ним новый год».

Они регулярно созваниваются, по крайней мере, раз в неделю. «Обычно звонит он. Обязательно каждую неделю. Иногда чаще, если есть причина, по которой мы должны поговорить».

В остальном жизнь старого маэстро остается неизменной. «Ну, разве что я получаю гораздо больше писем и открыток чем раньше. А также подходят простые люди и говорят, что молятся за меня и за моего брата. Другие просят благословения или особого упоминания на мессе. Когда-то я лично отвечал на всю получаемую почту. Сейчас уже не могу этого делать из-за зрения. Поэтому иногда кто-то из «воробышков» приходит сюда домой и читает мне письма, а я диктую ответ. Больше я, к сожалению, ничего не могу сделать».

О первом годе понтификата своего брата Георг говорит, что был поражен способностью Папы говорить с людьми. «Мне кажется, что он нашел правильный тон, чтобы сказать миру, молодым, что вера – это не бремя, что она не является чем-то, что делает жизнь грустнее, наполняя ее запретами. Наоборот, это огромная радость для человечества, помощь, которая так нужна сегодня человеку в его трудностях с поиском пути, смысла своей жизни». Монс. Георг был взволнован, видя по телевидению молодых, восторженно встречавших его брата на берегах Рейна. «К сожалению, некоторые СМИ и определенные круги буквально приклеили к Йозефу образ, который не был правдой, не соответствовал тому, чем он является на самом деле. Теперь видно, какой он, и люди поняли это и оценили». Об энциклике Deus caritas est Георг выражается твердо. «В этой энциклике – весь мой брат Йозеф. Я увидел в ней его стиль, его почерк, все его мышление. Энциклика вовсе не была подготовлена им за эти месяцы. Это плод размышлений всей жизни, и я понял в ней путь его веры».

О решениях Бенедикта XVI за этот первый год брат Георг говорит: «Нет ничего, что я бы не разделял, что я делал бы по-другому. Может быть, в начале я не понял сразу его смелые решения в религиозном плане, они казались мне даже слишком открытыми. Но потом я понял, что Йозеф  прав. Он не ограничивается сегодняшним днем, как случается делать мне. Он смотрит на веру и на мир более широким взглядом, согласно более открытой перспективе. Этим и объясняются некоторые его решения».

Его беспокойство о состоянии здоровья брата, которое вначале тревожило его из-за напряженного ритма жизни Папы, теперь, спустя год, улеглось. «Это правда, я очень беспокоился. Видимо напрасно: даже в последние встречи он чувствовал себя хорошо. Кажется, он не ощущает давящего груза ответственности, лежащей на нем. Думаю, не в последнюю очередь это заслуга диеты, которой он придерживается. Он старается не есть много баварского, вюрстель и колбаски, хотя они ему нравятся. А потом он еще соблюдает режим cна, так, чтобы каждую ночь он мог выспаться 6-7 часов, чтобы восстановиться. Ко дню рождения я послал ему упаковку кофе без кофеина».

Приверженность Баварии: вот еще один, особый аспект, объединяющий братьев Ратцингер. Любовь в своей земле, к своей культуре, вере, и почитанию Марии, под покровительством Которой находится регион. «Для нас Бавария – это стиль жизни, образ мышления, способ воспринимать вещи», поясняет дон Георг. «Быть баварцем – это значит быть объединенным баварским диалектом. Это значит иметь определенный темперамент, который отличает нас от северных немцев. У баварцев – большое сердце. Мой брат очень сильно любит свою землю, и он, в самом деле, с нетерпением ожидает приезда в Баварию в сентябре: он пожелал, чтобы визит был сконцентрирован в местах, оказавших влияние на его жизнь и веру». Музыка также очень важна для Ратцингеров. «Мы дышали ею с детства!», восклицает он. «Нашему отцу нравилось играть на цитре и петь, и он передал нам свой особый музыкальный талант, который оказался главным в моей жизни. И для брата он имел определенное значение, кроме того, что музыка является одним из его любимых развлечений. Музыка, совместное музицирование, были для нас с юности измерением божественного послания».

Спустя три четверти часа Георг Ратцингер провожает нас к двери и, как старый приходской священник, прощаясь, говорит: «Вспомните и меня в молитве. Йозефу я тоже сказал: будем молиться один за другого. Да благословит вас Бог».
Перевод: София Халходжаева (Agnuz)
 
 
 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
В челябинске свингиры секс нанач без ригистрацый номир телефона
generic cialis 20mg