Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ѕлижайшие трансл€ции
 
28 феврал€
19.30 по мск. - вылет в  астель √андольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Ѕенедикта XVI 

 

фоторепортаж


¬етренный ћилан 2012
 ардинал …озеф –атцингер. Ѕогословие литургии. Ћекци€ ѕечать E-mail
21.04.2009 г.



 ардинал …озеф –атцингер

Ѕогословие литургии. Ћекци€

 
"ѕуть этот не открываетс€, если только —ам Ѕог не становитс€ путем."
¬торой ¬атиканский —обор определил литургию как "дело ’риста —в€щенника и ≈го “ела, которое есть ÷ерковь".

¬ том же тексте действие »исуса ’риста называетс€ делом искуплени€, которое ќн совершил прежде всего через пасхальную тайну —в€тых —трастей —воих, ¬оскресени€ из мертвых и славного ¬ознесени€.

"Ётой тайной ќн смертию уничтожил нашу смерть и воскресением восстановил жизнь". Ќа первый взгл€д, выражение "дело ’риста" в этих двух отрывках представл€етс€ имеющим два различных смысла. "ƒелом ’риста" называетс€, прежде всего, ≈го историческое искупительное действие - —мерть и ¬оскресение; с другой стороны, так же именуетс€ и литурги€.

Ќа самом же деле эти два значени€ неразрывно св€заны: —мерть и ¬оскресение ’риста, ѕасхальна€ тайна, это не только внешние, исторические событи€. ѕо отношению к ¬оскресению это совершенно очевидно. ќно соединено с историей и проникает в нее, но превосходит ее границы в двух аспектах: во-первых, это действие не человека, а Ѕога, а во-вторых, воскреса€, ’ристос переходит за пределы истории, туда, где ќн сидит одесную ќтца. Ќо и  рест - не только лишь человеческое действие. —угубо человеческа€ его составл€юща€ представлена людьми, ведущими »исуса на расп€тие. ƒл€ —амого »исуса  рест прежде всего - не действие, а страдание, и притом страдание, обозначающее, что ќн един с Ѕожественной ¬олей - союз, драматический характер которого €влен нам в √ефсиманском саду. “аким образом, пассивное про€вление претерпевани€ казни преобразуетс€ в активное про€вление любви: смерть становитс€ ≈го преданием —еб€ ќтцу ради людей. “аким образом, горизонт расшир€етс€, как и в случае ¬оскресени€, он уходит за пределы чисто человеческого и далеко за границы того, что ≈го приколачивают гвозд€ми ко кресту и ќн умирает. Ётот элемент, дополн€ющий сугубо историческое событие, - то, что €зык веры именует "тайной", и в выражении "ѕасхальна€ тайна" в сжатом виде содержитс€ сама€ сокровенна€ суть искупительного событи€. ≈сли отсюда можно вывести, что "ѕасхальна€ тайна" - суть "дела »исуса", ее св€зь с литургией становитс€ очевидна: именно это "дело »исуса" и составл€ет подлинное содержание литургии. ¬ ней, по вере и молитве ÷еркви, "дело »исуса" непрестанно соприкасаетс€ с историей, чтобы проницать ее. “аким образом, в литургии сугубо человеческое и историческое событие вновь и вновь превосходитс€ и становитс€ частью того богочеловеческого действи€, которым €вл€етс€ »скупление. ¬ ней ’ристос - подлинное и главное действующее лицо и истинный ее носитель: это дело ÷еркви, но ќн поворачивает историю так, чтобы оказатьс€ в ≈е фокусе, и происходит это именно в тот бесконечный момент, когда вершитс€ наше спасение.

1. ∆ертвоприношение под вопросом

¬ернувшись ко II ¬атиканскому —обору, мы находим следующее описание этих отношений: "Ћитурги€, в которой - прежде всего в Ѕожественной ≈вхаристической ∆ертве - свершаетс€ дело нашего »скуплени€, в высшей степени содействует тому, чтобы верные выражали своей жизнью и €вл€ли другим тайну ’ристову и подлинную природу истинной ÷еркви".

¬се это стало чуждо современному мышлению, и спуст€ всего тридцать лет после —обора ставитс€ под сомнение даже некоторыми католическими литургистами.  то сегодн€ говорит о "Ѕожественной ≈вхаристической ∆ертве"? »де€ жертвоприношени€ сегодн€ изумительно активно дискутируетс€ среди католиков не в меньшей степени, чем среди протестантов. Ћюди понимают, что концепци€, в разных формах всегда владевша€ не только историей ÷еркви, но и всей историей человечества, должна выражать нечто, лежащее в самых основах и касающеес€ также и нас. Ќо в то же врем€ повсеместно сохран€ютс€ и былые взгл€ды ѕросвещени€: обвинени€ в магии и €зычестве, противопоставление богослужени€ и служени€ —лова, обр€да и нравственного духа, представление о христианстве, оставл€ющем богослужение и идущем в мир...  атолические богословы бо€тс€ обвинений в несовременности. ƒаже если люди желают так или иначе вернутьс€ к концепции жертвоприношени€ и заново открыть ее, в результате получаетс€ замешательство и критика. “ак, —тефан ќрт (Stefan Orth) в широком библиографическом обзоре последних работ, посв€щенных теме жертвоприношени€, выводит следующее резюме: "ћногие католики и сами придерживаютс€ выводов ћартина Ћютера, писавшего, что говорить о жертвоприношении - "величайша€ и отвратительнейша€ ошибка", "прокл€тое безбожие"; поэтому мы стараемс€ освободитьс€ от любого привкуса жертвоприношени€, в том числе от всего канона, и сохранить лишь то, что чисто и св€то". ƒальше ќрт добавл€ет: "Ётому правилу следовала, или, по меньшей мере, склонна была следовать, также и  атолическа€ ÷ерковь после II ¬атиканского —обора, благодар€ чему люди стали думать о богослужении прежде всего в терминах пиршества на праздник ѕесах, о котором рассказываетс€ в повествовани€х о “айной ¬ечере". —сыла€сь на труд по вопросу о жертвоприношении, написанный двум€ современными католическими литургистами, он говорит дальше, выбира€ несколько более м€гкие выражени€, что пон€тие жертвоприношени€ мессы - еще больше, чем крестного жертвоприношени€ - €сно видитс€ ему весьма подверженным разного рода неверным толковани€м.

Ќадо ли говорить, что € не отношусь к тем "многим католикам", которые считают упоминани€ о жертвоприношении мессы жуткой ошибкой и трекл€тым безбожием. ѕон€тно, что автор обошелс€ без упоминани€ моей книги "ƒух литургии", где иде€ жертвоприношени€ рассматриваетс€ во всех подробност€х. Ќо все же его диагноз страшен. ¬ерен ли он? я не знаю этих "многих католиков", полагающих безбожным понимать ≈вхаристию как жертвоприношение. ќднако же €сно, что второй, более осторожный, вывод ќрта, согласно которому жертвоприношение мессы подвержено неверным толковани€м, как раз вполне правдоподобен. ƒаже если первое утверждение автора можно оставить без внимани€ как риторическое преувеличение, остаетс€ сложна€ проблема, которую приходитс€ решать. «аметна€ парти€ в среде католических литургистов, похоже, пришла к заключению, что в споре XVI столети€ прав, по сути, был Ћютер, а не “ридентский —обор. “о же мнение можно встретить, чита€ разгоревшиес€ после II ¬атиканского Cобора дискуссии по вопросу о св€щенстве. ¬еликий историк “ридентского —обора ёбер ∆един (Hubert Jedin) в 1975 году заметил в предисловии к последнему тому истории “ридентского —обора: "¬нимательный читатель... придет не в меньшее см€тение, нежели автор, пон€в, что многое - едва ли не все - что будоражило людей в прошлом, сегодн€ вновь всплывает на поверхность". Ћишь на этом фоне фактического отрицани€ авторитета “ридентского —обора можно пон€ть всю остроту борьбы против того, чтобы и после литургической реформы позволить служение мессы по миссалу 1962 года. ¬озможность такого служени€ составл€ет главнейший и, следовательно, самый непереносимый (дл€ них) довод против мнени€ считающих, будто вера в ≈вхаристию, сформулированна€ на “ридентском —оборе, ныне утратила важность.

Ќесложно собрать доказательства этому мнению. ќставлю в стороне экстремальную теологию литургии √аральда Ўютцайхел€ (Harald Schutzeichel), окончательно уход€щего от католического учени€ и отважно утверждающего, например, будто иде€ –еального ѕрисутстви€ возникла лишь в —редние века. —овременный литургист вроде ƒэвида ѕауэра (David N. Power) расскажет, что в ходе истории может утратить значение не только способ изложени€ истины, но и излагаемое содержание. ¬ конкретике он св€зывает свою теорию с утверждени€ми “ридентского —обора. “еодор Ўниткер (Theodore Schnitker) считает, что соответствующа€ современным требовани€м литурги€ включает не только иное выражение веры, но и богословские изменени€. Ѕолее того: по его словам, некоторые теологи, по крайней мере - в кругах –имской ÷еркви и ≈е литургии, еще не осознали всю важность вли€ни€, оказываемого литургической реформой в области вероучени€. “руд –. ћеснера (R. Me?ner) о реформе мессы, произведенной ћартином Ћютером и о ≈вхаристии в ранней ÷еркви, несомненно, достойный уважени€ и содержащий немало интересных идей, приходит, тем не менее, к заключению, что раннюю ÷ерковь лучше понимал Ћютер, нежели “ридентский —обор.

—ерьезность этих идей проистекает из того факта, что часто они непосредственно переход€т в практику. “езис, согласно которому действующим лицом литургии €вл€етс€ сама община, служит санкцией на манипулирование литургией согласно чьему угодно личному пониманию ее. “ак называемые новые открыти€ и формы, следующие из них, разрастаютс€ с изумительной быстротой, а готовность подчин€тьс€ чужому мнению сведена на нет до такой степени, что внимание к нормам, установленным церковными власт€ми, давно уже исчезло. “еории в литургической области претвор€ютс€ сегодн€ в практику практически моментально, а практика, в свою очередь, создает одни способы поведени€ и мышлени€ и разрушает другие.

ѕроблема, тем временем, осложн€етс€ тем, что последние движени€ "просвещенной" мысли заход€т куда дальше, чем зашел Ћютер: там, где он все еще буквально понимал новозаветные рассказы об ”становлении и положил их, как norma normans, в основание своих реформаторских усилий, гипотезы исторического критицизма давно уже привод€т к масштабной эрозии текстов. ѕовествовани€ о “айной ¬ечере станов€тс€ продуктом литургической де€тельности общины; между их строк ищут такого "исторического »исуса", который не мог бы ни помышл€ть о даре —воего “ела и  рови, ни понимать —вой  рест как жертву искуплени€ - вместо этого надо скорее воображать себе прощальный ужин, включавший эсхатологическую перспективу. ¬ глазах многих падает значимость не только церковнго учительства, но и самого ѕисани€. »х замещают изменчивыми псевдоисторическими иде€ми, на смену которым вскоре приход€т другие, ничуть не менее произвольные, так что литурги€ отдаетс€ на милость моды. “ам, где на основании подобных подходов литургией все свободнее манипулируют, верные чувствуют, что на самом деле никакого служени€ не происходит, - и пон€тно, что они покидают литургию, а вместе с нею и ÷ерковь.

2. ѕринципы богословского исследовани€

¬ернемс€ же к фундаментальному вопросу: верно ли говорить о литургии как о божественном жертвоприношении, или эти слова - прокл€тое безбожие? ƒл€ начала этой дискуссии необходимо прежде всего установить принципиальные предпосылки, которые в любом случае определ€ют прочтение ѕисани€ и, значит, выводы, из него делающиес€. ƒл€ христиан-католиков здесь существует два основных фактора герменевтики. ѕервый из них таков: мы довер€ем ѕисанию и основываемс€ на ѕисании, а не на гипотетических реконструкци€х, выход€щих за его пределы и кро€щих историю по своему вкусу, заранее "зна€", что можно, а чего нельз€ приписывать »исусу - то есть, разумеетс€, приписыва€ ≈му лишь то, что рад приписать современный ученый человеку, жившему во времена, воссозданные этим самым ученым.

¬торой фактор - мы читаем ѕисание в живой общине ÷еркви и, следовательно, на основе фундаментальных решений, благодар€ которым оно действует в истории, то есть тех постановлений, которые заложили основы ÷еркви. Ќельз€ отрывать текст от живого контекста. ¬ этом смысле ѕисание и ѕредание формируют неразделимое целое, - именно этого не смог, на заре исторического знани€, разгл€деть Ћютер. ќн считал, что текст может иметь лишь одно значение, но это не так, и современна€ историографи€ давно уже оставила эту идею. ¬ажнейший ключ к пониманию - то, что в зарождающейс€ ÷еркви ≈вхаристи€ с самого начала понималась как жертвоприношение, о чем свидетельствует даже столь сложный и незначительный по сравнению со всем великим ѕреданием текст, как ƒидахе.

Ќо в прочтении и толковании библейского свидетельства есть и еще один фундаментальный герменевтический аспект. “о, могу ли € признать установленную √осподом нашим ≈вхаристию жертвоприношением, зависит во многом от моих знаний о жертвоприношении. ‘он, на котором развивалась мысль Ћютера, особенно - его концепци€ отношений между ¬етхим и Ќовым «аветами, понимание событи€ и присутстви€ ÷еркви в истории, был таков, что категори€ жертвоприношени€, как он его видел, не могла дл€ него, кода примен€лась к ≈вхаристии и ÷еркви, представл€тьс€ ничем, кроме безбожи€. —поры, на которые ссылаетс€ —тефан ќрт, показывают, сколь темно и путано понимают идею жертвоприношени€ практически все авторы, и €сно показывает, сколько еще тут нужно сделать. ƒл€ верующего богослова очевидно, что сущностному определению жертвоприношени€ должно учить его само ѕисание, а именно - "каноническое" прочтение Ѕиблии, при котором учитываетс€ ее единство и поступательное развитие, различные стадии которого получают свое завершение во ’ристе, к  оторому ведут. Ётот стандарт предполагает, что герменевтика это герменевтика веры, основанна€ на внутренней логике таковой веры. –азве это не должно быть очевидно? Ѕез веры само ѕисание - не ѕисание, а плохо составленный сборник литературных отрывков, не могущий претендовать на какое-либо нормативное значение дл€ современного человека.

3. ∆ертвоприношение и ѕасха

«адача, поставленна€ здесь, конечно же, не может быть решена в рамках одной лекции, так что позвольте мне еще раз сослатьс€ на свою книгу "ƒух литургии", в которой € постаралс€ в основном обрисовать этот вопрос. ¬ыводы, сделанные в ней, таковы, что на прот€жении истории религий и библейской истории иде€ жертвоприношени€ имеет коннотации, выход€щие далеко за пределы той сферы дискуссий, которую мы обычно с нею св€зываем. ќна открывает путь к глобальному пониманию богослужени€ и литургии: эти огромные перспективы € и хотел бы здесь указать. ћне придетс€ опустить частные вопросы экзегезиса, в том числе фундаментальную проблему, св€занную с повествовани€ми об ”становлении, р€д мыслей по поводу которой € постаралс€ вложить не только в свою книгу о литургии, но и в написанные мною фрагменты работы "≈вхаристи€ и мисси€".

≈сть, правда, одно замечание, которое € не могу не сделать. ¬ вышеупом€нутом библиографическом обзоре —тефан ќрт пишет, что идеи жертвоприношени€ после II ¬атиканского —обора стали избегать, и это заставило людей "думать о богослужении прежде всего в терминах пиршества на праздник ѕесах, о котором рассказываетс€ в повествовани€х о “айной ¬ечере". Ќа первый взгл€д кажетс€, что формулировка двусмысленна: идет ли речь о рассказах о “айной ¬ечере или же об иудейской ѕасхе, на которую эти рассказы ссылаютс€ дл€ поддержани€ хронологической последовательности, но которую не описывают. Ќе будет ошибкой сказать, что иудейска€ ѕасха, об установлении которой повествуетс€ в 12-й главе книги »схода, приобретает в Ќовом «авете новое значение. »менно там про€вл€етс€ великое историческое движение - "переход" - начинающеес€ на первых страницах и ведущее к “айной ¬ечере, ко  ресту и ¬оскресению »исуса. Ќо самое удивительное в представлени€х ќрта это противопоставление между идеей жертвоприношени€ и ѕесахом. ¬етхий «авет лишает тезис ќрта вс€кого смысла, поскольку, начина€ от правил ¬торозакони€, с храмом св€зано заклание агнцев; даже и в более ранний период, когда ѕесах был еще семейным торжеством, забой €гн€т дл€ праздничного стола уже имел характер жертвоприношени€. ѕоэтому именно в рамках традиции ѕесаха иде€ жертвоприношени€ переходит в слова и жесты “айной ¬ечери, где присутствует также и на основании другого отрывка из ¬етхого «авета - 24-й главы »схода, где повествуетс€ о заключении «авета на —инае. “ам говоритс€ о том, что люди были окроплены кровью заранее принесенных жертв, и что ћоисей по этому случаю изрек: "¬от кровь завета, который √осподь заключил с вами о всех словах сих" (»сх 24:8). Ќова€, христианска€ ѕасха поэтому €сно толкуетс€ в повествовани€х о “айной ¬ечере как жертвенный акт, и на основании слов “айной ¬ечери зарождающа€с€ ÷ерковь знала, что  рест это жертвоприношение, поскольку без предвосхищаемой реальности  реста и ¬оскресени€, во все века доступной через ее внутреннее содержание, “айна€ ¬ечер€ была бы ничего не значащим знаком.

Ёто странное противопоставление ѕесаха и жертвоприношени€ € упоминаю, поскольку оно представл€ет архитектонический принцип книги, опубликованной недавно ќбществом св. ѕи€ X, где утверждаетс€, что между новой литургией ѕавла VI и предшествующей литургической традицией  атолической ÷еркви существует догматический раскол. –аскол этот видитс€ прежде всего в том факте, что отныне все толкуетс€ на основании "пасхальной тайны", а не искупительного жертвоприношени€ ’риста; утверждаетс€, что категори€ пасхальной тайны - сердце литургической реформы, и именно это выдвигаетс€ в качестве доказательства разрыва с классическим учением ÷еркви. ѕон€тно, что и в самом деле существуют авторы, подверженные подобному заблуждению; но при ближайшем рассмотрении становитс€ €сно, что это именно заблуждение. Ќа самом деле выражение "пасхальна€ тайна" €сно говорит о реали€х, имевших место во дни от ¬еликого „етверга до утра —ветлого ¬оскресень€: “айна€ ¬ечер€ это предвосхищение  реста, голгофской трагедии и ¬оскресени€ √осподн€. ¬ выражении "пасхальна€ тайна" эти событи€ вид€тс€ как единое целое, как - по формулировке —обора - "дело ’риста", произошедшее в истории и в то же врем€ превосход€щее тот конкретный момент времени. ѕасхальное богословие Ќового «авета, беглый взгл€д на которую мы бросили, дает пон€ть именно это: кажущийс€ богохульным эпизод расп€ти€ ’риста - искупительное жертвоприношение, спасительный акт примир€ющей любви Ѕога, ставшего „еловеком. “еологи€ ѕесаха это теологи€ искуплени€, богословие литургии искупительного жертвоприношени€. ѕастырь сделалс€ јгнцем. ¬идeние агнца, по€вл€ющегос€ в истории »саака, агнца, запутавшегос€ рожками в кустарнике и ставшего выкупом за мальчика, стало реальностью; √осподь стал јгнцем, ќн позволил св€зать —еб€ и принести в жертву, чтобы спасти нас.

¬се это дл€ современной мысли стало совершенно чуждо. ¬озмещение ("искупление") может еще значить что-то в рамках конфликтов между людьми и погашени€ долга вины, мешающего человеческим взаимоотношени€м, но его не могут перенести на отношени€ между Ѕогом и человеком. Ёто, конечно же, в большой степени результат того, что наши представлени€ о Ѕоге стали не€сны, и мы приблизились к деизму. “еперь уже никто не может себе представить, что оскорблени€ со стороны людей могут ранить Ѕога, а тем более - что из-за них может стать необходимым искупление, подобное совершившемус€ на  ресте ’ристовом. “о же самое относитс€ и к замещению одного другим: это вообще нам теперь непон€тно - наши представлени€ о человеке стали дл€ этого слишком индивидуалистичны. ѕоэтому в основе кризиса литургии лежит изменившеес€ представление о человеке. „тобы его преодолеть, недостаточно просто банализировать литургию и превратить ее в обычное собрание дл€ братской трапезы. Ќо как уберечьс€ от этих заблуждений?  ак вновь открыть смысл того великого, что содержитс€ в средоточии  реста и ¬оскресени€? ¬ конечном счете - не путем построени€ теорий и ученых размышлений, но лишь через обращение, через радикальную перемену жизни. Ќо можно выделить некоторые обсто€тельства, способные открыть путь к этой перемене сердца, и здесь € хотел бы выдвинуть р€д предложений, разбив их на три стадии.

4. Ћюбовь - сердце жертвоприношени€

ѕервый этап, подготовительный, должен дать ответ на вопрос о сущностном смысле слова "жертвоприношение". ќбычно люди думают, что жертвоприношение это уничтожение чего-нибудь ценного с человеческой точки зрени€; уничтожа€ ценности, человек хочет посв€тить их Ѕогу, чтобы совершить символическое признание ≈го власти. Ќа самом же деле уничтожение не чтит Ѕога. Ѕога нельз€ почтить, убива€ животных или дела€ еще что-нибудь подобное. "≈сли бы я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо ћо€ вселенна€ и все, что наполн€ет ее. ≈м ли я м€со волов и пью ли кровь козлов? ѕринеси в жертву Ѕогу хвалу и воздай ¬севышнему обеты твои", говорит √осподь »зраилю в ѕсалме 49(50):12-14. ¬ чем же, в таком случае, состоит жертвоприношение? Ќе в уничтожении, не в каких-нибудь предметах, а в изменении человека. ¬ том факте, что человек подчин€етс€ Ѕогу. ќн подчин€етс€ Ѕогу, когда становитс€ любовью. "ѕоэтому истиной жертвой бывает вс€кое дело, которое совершаетс€ нами из желани€ быть в св€том общении с Ѕогом", - говорит јвгустин.

ѕользу€сь этим ключом, вз€тым из Ќового «авета, јвгустин интерпретирует ветхозаветные жертвоприношени€ как символы, указующие на сие жертвоприношение в собственном смысле этого слова, и вот почему, говорит он, богослужение должно было трансформироватьс€, и символ уступить место реальности. "¬се, что различным образом предписано было насчЄт жертв в скинии или храме, - все это служило дл€ обозначени€ любви к Ѕогу и ближнему" ("ќ граде Ѕожием", X, 5). Ќо јвгустин знает также, что любовь становитс€ истинной лишь тогда, когда ведет человека к Ѕогу и, следовательно, к его подлинной цели; лишь она одна может также и принести единство в среду самих людей. ѕоэтому пон€тие жертвоприношени€ относитс€ к общине, и первое определение, данное јвгустином, расшир€етс€ последующим: "¬есь этот искупленный град, т. е. собор и общество св€тых, приноситс€ во всеобщую жертву Ѕогу тем великим —в€щенником,  оторый принес и самого —еб€" (там же, X, 6), и, проще: "—ами мы составл€ем... жертву", и снова: "ћы многие составл€ем одно тело во ’ристе. ¬от жертва христианска€!" (там же, X, 6). ∆ертвоприношение состоит, повторим мы, в процессе трансформации, в подчинении человека Ѕогу, в его теоисисе, как сказали бы ќтцы, или, если выражатьс€ более современным €зыком, в устранении различи€ - в союзе между Ѕогом и человеком, между Ѕогом и творением: "Ѕог все во всем" (1 ор 15:28).

Ќо как происходит этот процесс, обращающий нас в любовь и во единое тело со ’ристом, делающий нас единым с Ѕогом; как случаетс€ упразднение различи€? «десь существует, прежде всего, четка€ граница между религи€ми, основанными на вере јвраама, с одной стороны - и, с другой, иными религиозными формами, подобными тем, что мы находим, в частности, в јзии, и основанными, веро€тно, на азиатских традици€х в плотиновском духе неоплатонизма. “ам единство означает освобождение в той степени, в какой имеетс€ в виду самоощущение конечной личности, котора€ в конечном счете видитс€ лишь фасадом; растворение личности в океане чего-то совершенно иного, которое, по сравнению с нашим миром фасадов, есть ничто, €вл€ющеес€, однако же, единственным истинным бытием. ¬ христианской вере, дающей завершение вере јвраама, единство понимаетс€ совершенно иначе: это союз любви, в котором различи€ не уничтожаютс€, а преображаютс€ в высшую форму единства тех, кто любит друг друга, подобно как это происходит - архетипически - в “роичном ≈динстве Ѕога. “огда как, например, дл€ ѕлотина конечность это отпадение от единства и, так сказать, зародыш греха, а следовательно - и вс€кого зла, христианска€ вера рассматривает ее не как отрицание, а как творение, плод божественной воли, создающей —ебе свободного партнера, которого нужно не уничтожить, а привести к наиболее полному виду, который должен вложить себ€ в свободный акт любви. –азличие не устран€етс€, а становитс€ средством высшего единства. Ёта философи€ свободы, лежаща€ в основе христианской веры и отличающа€ ее от азиатских религий, включает и возможность обратного. «ло это не просто отпадение от быти€, это последствие злоупотреблени€ свободой. ѕуть единства, путь любви, следовательно - путь обращени€, путь очищени€: он принимает очертани€  реста, он проходит через ѕасхальную тайну, через смерть и воскресение. ≈му нужен ѕосредник,  оторый, —воей —мертью и —воим ¬оскресением становитс€ дл€ нас путем, приводит нас всех к —ебе и этим нас довершающий (»н 12:32).

ќгл€немс€ же на то, что сказали. ¬ своем определении - жертвоприношение есть любовь - јвгустин верно подчеркивает фразу, которую в разных вариантах можно найти и в ¬етхом, и в Ќовом «авете, а он цитирует по книге пророка ќсии: "я любви хочу, а не жертвы"* (ќс 6:6; св. јвгустин, "ќ граде Ѕожием", X, 5). Ќо эти слова не просто противопоставл€ют нравственный дух и богослужение - тогда христианство свелось бы к морализму. ќни относ€тс€ к процессу, выход€щему за рамки моральной философии - к процессу, инициатором которого €вл€етс€ Ѕог. ќн ќдин может поставить человека на путь к любви. “олько лишь любовь, которою любит Ѕог, позвол€ет возрастать нашей любви к Ќему. “о, что нас люб€т - процесс очищени€ и преображени€, в котором мы открываемс€ не только Ѕогу, но и друг другу. ” инициативы Ѕога есть им€: »исус ’ристос, Ѕог, —ам ставший „еловеком и отдавший —еб€ нам. ¬от почему јвгустин может подвести всему итог, говор€: "ћы многие составл€ем одно тело во ’ристе. ¬от жертва христианска€! Ёто-то ÷ерковь и выражает известным дл€ верующих таинством алтар€, которым показываетс€ ей, что в том, что она приносит, приноситс€ она сама" (там же, X, 6). ¬с€кий, кто это пон€л, не будет больше считать, будто говорить о жертвоприношении мессы по меньшей мере амбициозно, а то и ошибочно. Ќапротив: если мы этого не помним, то тер€ем из виду величие того, что дарует нам Ѕог в ≈вхаристии.

5. ’рам новый

“еперь € хотел бы упом€нуть - и снова очень кратко - два других подхода. ћне кажетс€, важное указание даетс€ в сцене очищени€ храма, особенно в той форме, которую передал нам евангелист »оанн. ќн, собственно, доносит до нас фразу »исуса, котора€ у синоптиков звучит лишь в рассказе о суде над Ќим, из уст лжесвидетел€ и в искаженном виде. –еакци€ »исуса на торговцев и мен€льщиков в храме была направлена, в том числе, и против принесени€ в жертву животных, которое там совершалось, а значит - против существовавшей формы богослужени€ и формы жертвоприношени€ вообще. ¬от почему - вполне обоснованно - компетентные иудейские власти спросили ≈го, каким знамением ќн оправдывает свои действи€, которые невозможно было истолковать иначе, нежели направленные против закона ћоисеева и св€щенных предписаний «авета. Ќа это »исус отвечает: "–азрушьте храм сей, и я в три дн€ воздвигну его" (»н 2:22). “еперь нам пон€тно, что храм был упразднен в момент расп€ти€ »исуса: согласно »оанну, ќн был расп€т в тот самый миг, когда в храмовом св€тилище забивали пасхальных агнцев. ћиг, когда —ын становитс€ агнцем, то есть добровольно приносит себ€ ќтцу и, следовательно, нам, кладет конец старым богослужебным предписани€м, которые могли быть лишь символами истинных реалий. ’рам "разрушаетс€". ќтныне ≈го воскресшее тело - ќн —ам - становитс€ истинным храмом человечества, в котором происходит поклонение в духе и истине (»н 4:23). Ќо дух и истина это не абстрактные философские категории - ќн —ам есть истина, а дух - это ƒух —в€той, от Ќего исход€щий. «десь также становитс€ совершенно €сно, что богослужение не замен€етс€ нравственной философией, а прекращаетс€ древнее богослужение, с его заменами и часто трагическими недопонимани€ми, поскольку сама реали€ про€вл€етс€ в новом храме: воскресший ’ристос, привлекающий нас к —ебе, преображает нас и объедин€ет с —обою. —нова €сно, что ≈вхаристи€ ÷еркви - говор€ словами јвгустина - это таинство истинного жертвоприношени€, св€щенный знак, в котором происходит обозначаемое.

6. ∆ертвоприношение духовное

Ќаконец, € хотел бы столь же кратко очертить и третий путь, позвол€ющий €снее пон€ть, как происходит переход от богослужени€ замены, то есть принесени€ в жертву животных, к истинному жертвоприношению, к общности с жертвой-’ристом. ѕророки, жившие до изгнани€, нередко порицали храмовое богослужение в самых жестких словах, которые первомученик —тефан, к ужасу книжников и храмовых св€щенников, повтор€ет в своей великой речи, цитиру€, прежде всего, стих из книги јмоса: "ѕриносили ли вы ћне жертвы и хлебные дары в пустыне в течение сорока лет, дом »зраилев? ¬ы носили скинию ћолохову и звезду бога вашего –емфана, изображени€, которые вы сделали дл€ себ€" (јм 5:25-26, ƒе€н 7:42-43). Ёта критика, звучавша€ из уст пророков, заложила духовное основание, давшее »зраилю возможность преодолеть т€желые времена после разрушени€ храма, когда богослужение стало невозможно. ¬ эту пору »зраиль об€зан был глубже и по-новому пон€ть, что есть суть богослужени€, искуплени€, жертвоприношени€. ¬ период эллинистической диктатуры, когда »зраиль вновь лишилс€ храма и жертвоприношени€, в книге ƒаниила звучит така€ молитва: "ћы умалены, √осподи, паче всех народов... и нет у нас в насто€щее врем€ ни кн€з€, ни пророка.... ни всесожжени€, ни жертвы, ни приношени€, ни фимиама, ни места, чтобы нам принести жертву “ебе и обрести милость “вою. Ќо с сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем прин€ты.  ак при всесожжении овнов и тельцов и как при тыс€чах тучных агнцев, так да будет жертва наша пред “обою ныне благоугодною “ебе; ибо нет стыда уповающим на “еб€. » ныне мы следуем за “обою всем сердцем и боимс€ “еб€ и ищем лица “воего" (ƒан 3:37-41).

“ак постепенно вызрело понимание того, что молитва, слово, человек мол€щийс€ и сам станов€щийс€ словом - это истинное жертвоприношение. Ѕорьба »зраил€ могла здесь войти в плодотворный контакт с искани€ми эллинистического мира, который и сам пыталс€ найти способ уйти от богослужени€ замены, от принесени€ в жертву животных, чтобы обрести богослужение в собственном смысле этого слова, подлинное поклонение, подлинное жертвоприношение. Ётот путь привел к идее logike tysia - жертвоприношени€ [состо€щего] в слове - которую мы встречаем в Ќовом «авете в –им 12:1, где апостол увещевает верующих предоставить самих себ€ "в жертву живую, св€тую, благоугодную Ѕогу": это то, что называетс€ logike latreia, божественна€ служба по слову, в которой участвует разум. “о же самое, в другой форме, мы находим в ≈вр 13:15: "»так будем через Ќего [’риста] непрестанно приносить Ѕогу жертву хвалы, то есть плод уст, прославл€ющих им€ ≈го". ћногочисленные примеры из ќтцов ÷еркви показывают, как эти идеи развивались и становились точкой соприкосновени€ между христологией, верой в ≈вхаристию и претворени€ ѕасхальной тайны в экзистенциальную практику. ¬ качестве иллюстрации приведу несколько строк из ѕетра ’ризолога (хот€ имеет смысл прочесть всю эту его проповедь целиком, от начала до конца):

"—транное это жертвоприношение, когда тело приносит себ€ без тела, кровь без крови! ѕрошу вас, говорит апостол, милостью Ѕога принести себ€ в жертву живую.

Ѕрати€, жертвоприношение это вдохновлено примером ’риста, принесшего —вое “ело, дабы люди могли быть живы... —тань, человече, стань жертвою Ѕогу и ≈го св€щенником... Ѕог ищет веры, а не смерти. ќбета твоего ќн жаждет, а не крови твоей. –вение радует ≈го, а не убиение".

«десь тоже речь идет о чем-то совершенно отличном от простого морализма, поскольку человек беретс€ во всей целостности его существа: жертвоприношение в словах - то есть греческие мыслители уже св€зали его с logos, с самим словом, показыва€, что жертвоприношение молитвы должно быть не просто словами, а претворением нашего существа в logos, нашим союзом с ним. Ѕогослужение требует, чтобы мы стали существами слова, чтобы мы подчинились твор€щему –азуму. Ќо здесь снова €сно, что этого мы не можем сделать сами по себе, и кажетс€, что все оп€ть закончитс€ бесплодно - так будет до дн€, когда —лово придет, когда придет истина, —ын, когда ќн станет плотью и возьмет нас с —обою в »сход  реста. Ёто истинное жертвоприношение, преображающее в жертву нас всех, то есть объедин€ющее нас с Ѕогом, делающее из нас существ, Ѕогу подчиненных, воистину утверждено и основано на историческом событии, но располагаетс€ не в прошлом, у нас за спиной - напротив, оно становитс€ дл€ нас современным и доступным в общине верующей и мол€щейс€ ÷еркви, в ее таинстве: вот каков смысл пон€ти€ "жертвоприношение мессы".

я уверен, что ошибка Ћютера состо€ла в неверной идее историчности, в плохом понимании единства. ∆ертвоприношение ’риста находитс€ не в прошлом. ќно затрагивает все времена и происходит дл€ нас в насто€щем. ≈вхаристи€ - не просто распространение чего-то, приход€щего из глубины времен, а скорее присутствие ѕасхальной тайны ’риста,  оторый превосходит и объедин€ет все эпохи. ≈сли в –имском каноне упоминаютс€ јвель, јвраам и ћельхиседек - упоминаютс€ среди тех, кто служил ≈вхаристию, то это потому, что мы убеждены: также и в них, великих жертвовател€х, ’ристос шел через врем€, или, лучше сказать, они в своем поиске приближались ко встрече со ’ристом. Ѕогословие ќтцов, кроющеес€ в этом каноне, не отрицает тщетность и недостаточность дохристианских жертвоприношений, но канон включает имена јвел€ и ћельхиседека, "св€тых €зычников", в тайну ’риста. «десь - и то, что все, бывшее прежде, недостаточно и подобно тени, но и то, что ’ристос привлекает всех к —ебе, что даже и в €зыческом мире есть предуготовление к ≈вангелию, что даже несовершенные элементы могут вести ко ’ристу, как бы ни нуждались они в очищении.

7. ’ристос - главное действующее лицо литургии

» вот к какому выводу мен€ это приводит. Ѕогословие литургии означает, что Ѕог через ’риста действует в литургии, и что мы не можем действовать иначе, как через Ќего и с Ќим. —ами по себе мы не способны построить дорогу к Ѕогу. ѕуть этот не открываетс€, если только —ам Ѕог не становитс€ путем. » снова, пути человеческие, к Ѕогу не ведущие, не есть пути. Ѕогословие литургии означает, далее, что в литургии —ам Ћогос говорит с нами; и не только говорит - ќн приходит с “елом и ƒушою, с ѕлотью и  ровью, с Ѕожеством и „еловечеством, чтобы объединить нас с —обою, чтобы соделать нас "единым телом". ¬ христианской литургии присутствует вс€ истори€ спасени€, даже больше - вс€ истори€ человека, ищущего Ѕога, и вот - он находит. ’ристианска€ литурги€ есть литурги€ вселенска€ - она охватывает все творение, которое "с надеждою ожидает откровени€ сынов Ѕожиих" (–им 8:19).

“ридентский —обор не ошибс€ - он опиралс€ на прочное основание “радиции ÷еркви. ≈го стандарты по-прежнему достоверны. Ќо мы можем и должны понимать глубже, черпа€ из сокровищницы библейского свидетельства и из веры ÷еркви всех веков. ≈сть верные признаки, позвол€ющие наде€тьс€ на то, что возрожденное, углубленное понимание “ридентского —обора могло бы быть доступно, особенно - через посредничество ¬осточных ÷ерквей, и христианам-протестантам.

ќдно должно быть €сно: литурги€ - не площадка дл€ экспериментов с богословскими гипотезами. ¬ последние дес€тилети€ идеи специалистов слишком поспешно входили в литургическую практику, часто проход€ мимо внимани€ церковных властей, "благодар€" усили€м комиссий, которым удавалось распространить на международном уровне свое "понимание момента" и превратить его в об€зательные дл€ всех правила литургической де€тельности. Ћитурги€ черпает свое величие из того, что она есть, а не из того, что мы из нее сделаем. Ќаше участие, конечно же, необходимо, но как средство нашего смиренного вхождени€ под сень духа литургии и служени€ “ому,  то есть ее главное действующее лицо: »исусу ’ристу. Ћитурги€ - не выражение самоощущени€ общины, которое, в любом случае, нечетко и изменчиво. Ёто откровение, принимаемое в вере и молитве, и мера ее - вечна€ вера ÷еркви, в которой принимаетс€ откровение. ‘ормы, которые придаютс€ литургии, могут различатьс€ в зависимости от места и времени, как различны и сами обр€ды. Ќо важна св€зь с ÷ерковью, котора€, со своей стороны, объединена верою с √осподом. ѕослушание веры обеспечивает единство литургии, превосход€щее границы места и времени. ѕочувствуем же единство ÷еркви - ÷еркви, в которой родина нашего сердца.

—уть литургии, наконец, подытожена в молитве, которую передали нам св€той ѕавел (1 ор 16:22) и ƒидахе (10:6): "Maran atha - √осподь наш здесь - гр€ди, √осподи!" ќтныне и до века в литургии совершаетс€ ѕаруси€, и в особенности - потому, что в ней мы учимс€ восклицать: "√р€ди, √осподи »исусе!" - и смотреть встречь √осподу гр€дущего. » всегда, вновь и вновь, мы слышим ответ, в котором не можем усомнитьс€: "—е, гр€ду скоро" (ќткр 22:12,20).

Ћекци€, прочитанна€ во врем€ Journees liturgiques de Fontgombault, 22-24 июл€ 2001

* ¬ —инодальном переводе - "я любви хочу, а не жертвы". - ѕрим. пер.
"Una-fides"
 
« ѕред.   —лед. »
 
пїњ
–Ш—Й—Г –ґ–µ–љ—Й–Є–љ—Г –і–ї—П —Б–µ–Ї—Б–∞ –±–µ–Ј –Њ–±—П–Ј–∞—В–µ–ї—М—Б—В–≤ –≤ –Э–Њ–≤–Њ–Ї—Г–Ј–љ–µ—Ж–Ї–µ
generic cialis 20mg