Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012
Печать E-mail
17.01.2008 г.
 
"Сапьенца", на кого ты хвост пружинишь?! 
 
Речь кардинала Ратцингера о Галилее
Чем оправдывают "ученые" свое скандальное поведение в университете "Сапьенца"

 
Преподаватели и студенты римского университета "Сапьенца" воспротивились визиту Римского Папы в их заведение. Собравшись толпой у своего ВУЗа, они натянули маски, имитирующие Папу, и выкрикивали оскобления в адрес Понтифика, якобы, отстаивая достоинство науки. Свое поведение недоросли мотивировали тем, что 18 лет назад кардинал Ратцингер объявил правильным процесс над Галилеем. Предлагаем читателям текст той речи - впервые на русском языке.   
 
Кардинал Йозеф Ратцингер
Кризис веры в науку
15 марта 1990 г., Парма
Речь, вошедшая затем в книгу «Поворотная точка Европы? Церковь и современность в неспокойной Европе», Paoline Editions, 1992, стр.  76-79.

* * *
На протяжении 1980-х годов появился новый элемент общей культурной ситуации: творение сопротивляется попыткам человечества манипулировать им. Неизбежным стал вопрос о границах науки и тех критериях, которые она обязана соблюдать.

Особенно символичным для этой перемены интеллектуального климата видится мне то, как по-другому стали видеть дело Галилея.
Этот эпизод, в XVIII в. мало кому заметный, в последующем столетии был возведен в ранг настоящего мифа Просвещения. Галилей представал жертвой средневекового обскурантизма, до сих пор сохраняющегося в Церкви. Были четко выделены «добрые» и «злые». С одной стороны есть Инквизиция, власть воплощенного предрассудка, противница свободы и совести. С другой – естественные науки, представленные в лице Галилея, движение прогресса и освобождения человечества от цепей невежества, делавших его бессильным перед лицом природы. В царстве темного средневековья сияет звезда современности.

Сегодня все переменилось.

Согласно [Эрнсту] Блоху, гелиоцентрическая система – точно так же, как и геоцентрическая – основывается на предпосылках, которые невозможно продемонстрировать эмпирически. Важную роль среди них играет утверждение о существовании абсолютного пространства, а это мнение, как бы то ни было, оказалось опровергнуто теорией относительности. Процитируем слова Блоха: «С того мига, как с упразднением предпосылки о пустом и недвижимом пространстве движение уже не совершается в направлении чего-либо, а является лишь взаимным перемещением тел относительно друг друга, и, следовательно, измерение этого движения в большой степени зависит от выбора тела, которое послужит нам точкой отсчета, не становится ли [геоцентрическая] гипотеза всего лишь непрактичной ввиду сложности вычислений? И тогда, и сейчас можно было представить себе Землю стоящей на месте, а Солнце движущимся».

Забавно, что именно Блох с его романтическим марксизмом одним из первых открыто встал в оппозицию к мифу [о Галилее], предложив новую интерпретацию случившегося: преимущество гелиоцентрической системы над геоцентрической, по его словам, состоит не в большем соответствии объективной истине, а лишь в том, что в ней проще производить вычисления. До этого момента Блох следует исключительно современной концепции естественных наук. Удивителен, однако, сделанный им вывод: «Как только относительность движения принимается за данное, древняя и христианская система отсчета утрачивает право на вмешательство в астрономические исчисления и их гелиоцентрическое упрощение; однако за ней остается право сохранять верность своим методам сбережения Земли в отношении человеческого достоинства и управлять миром в связи с тем, что было и что будет происходить в нем».

Если обе сферы сознания вновь четко разграничены по критерию своей методологии, признавая свои границы и права друг друга, гораздо более глубоким представляется синтетическое суждение скептико-агностического философа П. Фейерабенда. Он пишет: «Церковь во времена Галилея гораздо вернее следовала разуму, нежели сам Галилей, а также приняла во внимание этические и социальные последствия галилеева учения. Ее вердикт против Галилея был разумен и справедлив, и оправдывать желание пересмотреть его можно лишь по мотивам политического оппортунизма».

Однако К. Ф. фон Вайцзеккер, рассматривая конкретные последствия поворотной точки, которой стал Галилей, делает еще один шаг вперед, прочерчивая «весьма прямой путь» от Галилея до атомной бомбы.

К моему великому удивлению, недавно, когда я давал интервью о деле Галилея, мне задали вопрос не вроде «Почему Церковь пыталась встать на пути развития современной науки?» – а совершенно противоположный, а именно: «Почему Церковь не заняла более ясную позицию против того, что неизбежно должно было последовать, стоило Галилею открыть ящик Пандоры?»

Было бы абсурдно на базе этих утверждений строить поспешную апологию. Вера растет не на почве возмущения рассудком и отвержения его, а на почве фундаментального его утверждения и принятия еще более великой формы разума…

Здесь я хотел лишь вспомнить о симптоматичном случае, иллюстрирующем ту степень, до которой сомнения современности в самой себе дошли в нынешней науке и технологии.

перевод: Олег Мартынов, Ратцингер-Информ
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
сексзнакомства за 50
generic cialis 20mg