Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012
"Прости нас, Папа", говорят английские газеты Печать E-mail
02.10.2010 г.
 
 

Independent: аполитичный характер Папы Бенедикта завоевывает ему популярность
 
Dominic Lawson
Independent, Sep 22, 2010

 
Сатирический британский журнал Private Eye («Частный глаз») часто публикует гипотетические письма с извинениями прессы, когда мнение, которое она распространяла о какой-либо личности, рухнуло под давлением фактов.

Это, конечно, могло бы относиться к государственному визиту Папы Бенедикта XVI. Заголовок вчера в Independent «Бенедикт говорит с Британией» явно был не тот, который, возможно, планировали неделю назад.   

Или, как выразился бы «Частный глаз»: «Папа. Прости нас. Мы хотим принести извинения, за то, что изображали Его Святейшество тираном в армейских сапогах, лидером коррумпированной структуры, занятой насилием над детьми и истреблением всего живого на африканском континенте. Теперь мы признаем, что он – пожилой и милый человек, который счастливее всего чувствует себя, когда целует младенцев, и что эта страна могла бы поучиться у него человечности и заботе о самых беззащитных членах общества».
Но – побоку сатиру, я думаю, что благородные манеры Римского Папы и даже его физическая хрупкость частично сыграли роль в полной смене риторики в, говоря одним словом, антиклерикальной прессе.

Когда кого-то изображают чудовищем («ухмыляющийся старый злодей в рясе», как определил Ричард Доукинс), а затем появляется скромная академическая фигура, испытывающая видимую неловкость от политической напыщенности государственного визита, лица, формирующие общественное мнение, начинают чувствовать, что их читатели желали бы более мягкого тона.

Факт, что Римский Папа не является политической фигурой. Как и следовало бы ожидать от того, кто возводит свое мировоззрение к религиозному лидеру, утверждавшему, что мирское и духовное должно быть полностью разделено, Бенедикт не заинтересован в том, чтобы включать Католическую Церковь в политический процесс.

Это, разумеется, не совпадает с мнением Иана Пейсли (известного североирландского политика и религиозного деятеля, основателя Свободной пресвитерианской церкви Ольстера – прим. пер.), одного из тех, кто осуждал визит Папы; а многие из явных либералов-вольнодумцев, которые выступали против самой идеи пригласить Папу, по-видимому, разделяют мнение протестантских фундаменталистов о том, будто Ватикан представляет собой смертельную угрозу для британского образа жизни.

Так, Джеффри Робертсон QC [«Королевский адвокат» – прим. пер.] предупредил своих товарищей – участников демонстрации против папского визита – что Бенедикт XVI не принимает «британских ценностей».
Идея о том, что всякий, кто поддерживает Папу, замешан в чем-то по определению не-британском – это неприглядный отголосок отвратительного сектантства, с которым  так тесно связал себя д-р Пейсли.

Еще не так давно британский истеблишмент не мог смириться с мыслью, что католик может представлять королеву – и, следовательно, государство – за рубежом: кандидатура моего тестя на должность генерал-губернатора Новой Зеландии была отклонена именно потому, что он был католиком-конвертитом.

По сей день существует закон, лишающий католика возможности стать главой государства, или даже главу государства – возможности вступить в брак с католиком.

Оба этих древних, но не отмененных закона, и звучащие более современно апелляции Джеффри Робертсона к «британским ценностям» выглядят как основанные на убеждении, что Ватикан одержим составлением планов по свержению британского политического строя - надо полагать, он надеется, что мы превратимся в теократию, управляемую с нескольких гектаров земли древнего Рима, а наш Парламент и все избранные представители в нем в этом случае будут загипнотизированы, попав в рабское подчинение его латинским энцикликам.

Действительно, существует особая религиозная квота в Вестминстерском дворце: 26 «духовных лордов», включающих главных епископов Церкви Англии. Это единственный элемент, который может быть условно описан как теократический в британской политической системе: участники кампании за легализацию эвтаназии заявляли, будто голоса этого религиозного блока лишили их шансов провести свое законодательство в свод законов; однако, насколько я могу сказать, они не получили бы достаточно голосов, даже если бы все епископы Церкви Англии воздержались от голосования – и в любом случае, оппозиция эвтаназии в демократически избранной Палате общин даже больше, чем в Верхней палате.

Более убедительно – во всяком случае, как опровержение утверждений, будто Папа претендует на своего рода теократию – выглядит то, что в прошлом году, когда Гордон Браун предложил пэрство уходящему в отставку архиепископу Вестминстера кардиналу Кормаку Мерфи О’Коннору, Ватикан резко воспротивился этому, и О’Коннор был вынужден отказаться от чести заседать в законодательном собрании.

Точка зрения Рима заключается, по сути, в том, что каноническое право отвергает идею, что духовные лица могут занимать какие-либо должности, которые вовлекали бы их в осуществление политической власти.
Я подозреваю, что как раз аполитичный характер Папы Бенедикта завоевывает ему популярность даже среди тех, кто не принадлежит к Католической Церкви и, конечно, не считает своим долгом следовать её неуступчивым доктринальным постановлениям. Они могут видеть, что, в отличие от светских властителей мира, он, в конечном счете, обладает лишь властью убеждения; и, возможно, кто-то добавит – властью мифа. Он никого не может посадить в тюрьму за нарушение своих церковных законов, у него нет армии, чтобы принудить к исполнению своей воли другие государства (в этом смысле была истина в пренебрежительном замечании Сталина, которым он ответил тем, кто говорил ему, что он не сможет бороться с религией: «А сколько у Папы дивизий?»).

И всё это, разумеется, ко благу. Наихудшие эксцессы жестокого обращения с детьми внутри Католической Церкви и наиболее коррумпированные попытки скрыть эти факты, произошли в тех регионах, где Церковь обладала наибольшим контролем над политиками, например, в Ирландии. Это объясняется тем, что священники были настолько уверены в политической защите, что преступники, издевавшиеся над детьми, чувствовали себя в состоянии действовать с такой безнаказанностью.

Во время Мессы в Вестминстерском соборе Бенедикт принес извинения за «безмерные страдания, причиненные жестоким обращением с детьми, совершенным внутри Церкви и ее служителями». Он также описал эти действия как «неописуемые преступления» - использование слова «преступления», а не «грехи» может рассматриваться как признание того, что это должно рассматриваться светской властью в системе уголовного правосудия.

Смирение – это, пожалуй, самая трудная из всех добродетелей; и наиболее самодовольные из секулярных критиков Папы могли бы поучиться ей на его примере.
 
перевод: о. Георгий Стасюк
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
http://spbgup-kirov.ru/plan-cul-avec-femme-mature-denain.html
generic cialis 20mg