Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012

Поиск

 
Март, 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Печать E-mail
15.02.2012 г.

Папа на аудиенции, 15 февраля
 
Две молитвы умирающего
Не выпасть из  рук Божиих

На генеральной аудиенции 15 февраля в зале Павла VI, Бенедикт XVI продолжил цикл лекций о молитве.

Дорогие братья и сестры,

в нашей школе молитвы в минувшую среду я говорил о молитве Иисуса на Кресте, заимствованной из псалма 22: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»; теперь я хотел бы продолжить размышление над молитвой распятого Иисуса перед лицом неминуемой смерти, и сегодня давайте остановимся на рассказе из евангелия от Луки. Евангелист передает нам три высказывания Иисуса на кресте, два из них, первое и третье, - молитвы, явно обращенные к Отцу. Второе, напротив, представляет собой обещание, данное так называемому доброму разбойнику, распятому вместе с Ним; в ответ на молитву разбойника Иисус заверяет его: «истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Lc 23,43). В изложении Луки две молитвы умирающего Иисуса, адресованные Отцу, впечатляюще переплетаются с тем, как Он сам принимает мольбу из уст кающегося грешника. Иисус призывает Отца и вместе с тем слышит молитву этого человека, часто называемого latro poenitens, «кающийся разбойник».

Задержимся на этих трех молитвах Иисуса. Первая звучит сразу после того, как он был пригвожден ко кресту, пока солдаты делят его одежды как печальную награду за их службу. В некотором смысле, этот жест завершает акт распятия. Св. Лука пишет: «И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий» (23,33-34). Первая молитва Иисуса, устремленная к Отцу, это заступничество: он просит прощения для своих палачей. Тем самым Иисус лично, первым исполняет то, чему учил в проповеди на горе, заявляя: «Но вам, слушающим, говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас» (Lc 6,27), и он обещал умеющим прощать: «будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего» (v. 35). Теперь, с креста, Он не только прощает своих палачей, но обращается напрямую к Отцу, прося для них милости.

Такое поведение Иисуса обретает волнующее «подражание» в рассказе о побиении камнями св. Стефана, первого мученика. Стефан, уже находясь при смерти, «преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил» (At 7,60): это были его последние слова. Разница между молитвами прощения Иисуса и первомученника показательна. Св. Стефан обращается к Господу воскресшему и просит, чтобы его убийство, поступок ясно определенный выражением «этот грех», не было вменено побивающим его. Иисус на кресте не только просит у Отца прощения для казнящих, но еще и интерпретирует события. По его словам, в действительности, люди, распинающие его, «не ведя бо, что творят» (Lc 23,34).

То есть, он использует неведенье, «не знание», как  основание испросить для них прощения у Отца, поскольку это неведение оставляет открытой дорогу к обращению; впрочем, так и происходит, когда центурион произносит на смерть Иисуса: «Истинно человек этот был праведник» (v. 47), он был Сын Божий. «Для всех людей во все времена служит утешением то, что Господь, взирая как на пребывающих в неведении, его палачей, так и на тех, кто зная, осуждает его, выдвигает неведение как аргумент для просьбы о помиловании, в ней он видит как бы врата, через которые мы можем открыться обращению» (Gesù di Nazaret, II, 233).

Второе слово Иисуса на кресте, передаваемое св. Лукой, это слово надежды, это ответ на молитву одного из двух распятых с Ним людей. Добрый разбойник напротив Иисуса возвращается к самому себе и раскаивается, он понимает, что находится перед Сыном Божьим, который сделал видимым Лик самого Бога, и молит его: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (v. 42). Ответ Господа на эту мольбу намного превосходит то, о чем его просят: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю»(v. 43). Иисус может войти в непосредственное единство с Отцом и вновь открыть для человека путь в рай Господень. Через этот ответ дается твердая надежда, что доброта Бога может коснуться нас даже в последнее мгновение жизни, и что искренняя молитва, даже после неправедной жизни, встречает распростертые объятия Отца доброго, ожидающего возвращения сына. 

Перейдем однако к последним словам умирающего Иисуса. Евангелист повествует: «Было уже к полудню, и сделалась тьма по всей земле до часа третьего: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух»* (vv. 44-46). Некоторые аспекты этого рассказа отличаются от картины, нарисованной Марком и Матфеем. Три часа тьмы у Марка не описаны, между тем как они связаны с целой серией различных апокалиптических событий: землетрясение, отверзение гробов, воскрешение мертвых тел (ср. Mt 27,51-53). У Луки часы мрака имеют причиной затмение солнца, но в тот момент также раздирается завеса храма. Таким образом, рассказ от Луки предъявляет два знака, в каком-то смысле параллельных, на небесах и в храме. Небеса утрачивают свет, земля проваливается, в то же время в храме, месте присутствия Бога, раздирается завеса, оберегающая святая святых. Смерть Иисуса имеет явственные черты события космического и литургического; в частности, знаменуя начало нового культа в храме не людьми построенном, ибо это есть само Тело Иисуса мертвого и воскресшего, который собирает народы и объединяет их в Таинстве своего Тела и Крови.

Молитва Иисуса в момент страдания – «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» - это мощный крик предельного и полного доверия Богу. Та молитва выражает совершенное понимание, что он не покинут. Начальный призыв «Отче» вызывает в памяти первое заявление его, двенадцатилетнего мальчика. Тогда он оставался три дня в иерусалимском храме, в том где раздралась завеса. И когда родители выказали ему свое беспокойство, он отвечал: «Зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Lc 2,49). От начала до конца, то, что всецело определяет чувствование Иисуса, его слова, его действия, это уникальные отношения с Отцом. На кресте Он глубоко, в любви переживает свою сыновнюю связь с Богом, воодушевляющую его молитву.
После призыва «Отче», Иисус снова пользуется фразой из Псалма 31: « Твою руку предаю дух мой» (Sal 31,6). Эти слова, однако, не просто цитата, но скорее выражение твердой решимости: Иисус предает себя Отцу в акте полной самоотдачи. Эти слова – молитва «доверия», полной уверенности в любви Бога. Молитва Иисуса перед лицом смерти полна драматизма, как для всякого человека, но, в то же время, проникнута глубоким покоем, рожденным из уверенности в Отце и желания полностью предаться Ему. В Гефсимании, когда он вступил в последнее борение и напряженно молился, готовясь быть «преданным в руки человеческие», пот его стал «как капли крови, падающие на землю» (Lc 22,44). Но его сердце было целиком послушно воле Отца, и поэтому «ангел с небес» явился и укреплял Его (ср. Lc 22,42-43). И сейчас, в последние мгновения, Иисус обращается к Отцу, говоря, каковы в действительности руки, в которые Он предает все свое существо. Прежде чем отправиться в путь к Иерусалиму, Иисус наставлял своих учеников: «Вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие» (Lc 9,44). Теперь, когда жизнь готова оставить его, Он закрепляет в молитве свое окончательное решение: Иисус был предан «в руки человеческие», но в руки Отца Он предает свой дух, так, по утверждению евангелиста Иоанна, все и совершилось, высший акт любви был доведен до конца, до предела и за предел.

Дорогие братья и сестры, слова Иисуса на кресте в последние мгновения его земной жизни несут в себе важные указания для нашей молитвы, но вместе с тем придают ей спокойную уверенность и неколебимую надежду. Иисус, просящий Отца простить тех, кто его распинает, приглашает нас к трудному выбору - молиться и за тех, кто нас мучает, разрушает нас, умея простить всегда, дабы свет Бога смог озарить их сердце; и он приглашает нас жить, в наших молитвах, тем же милосердием и любовью, с какими Бог относится к нам: «остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должником нашим», - произносим мы ежедневно в «Отче наш». В то же время, Иисус, который в высший момент смерти вверил себя целиком в руки Бога Отца, передает нам уверенность, что как бы ни были суровы испытания, трудны проблемы, тяжелы страдания, никогда не выпасть нам из  рук Божиих, тех рук, что нас сотворили, поддерживают нас и укрепляют на пути жизни, потому что они направляемы любовью бесконечной и верной. Спасибо. 

перевод: Ричард Павлов, Ратцингер-Информ

Примечания:

*  В синод. переводе - Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух.

 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
муж.31.ищу красивую нерусскую девушку для минета в иркутске
generic cialis 20mg