Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012

Поиск

 
Март, 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Печать E-mail
02.06.2012 г.

Папа в Милане на международной встрече семей, июнь 2012

У нас нет простых рецептов 
Визит в Милан. Ответы семьям
 
Вечером 2 июня Бенедикт XVI встретился с семьями, приехавшими в Милан со всего мира. Римский Папа экспромтом отвечал на вопросы людей из публики и мимоходом создал несколько сенсаций.  
 
1.    Кат Тьен (девочка из Вьетнама). Детство Папы

Здравствуй, Папа. Я Кат Тьен, я приехала из Вьетнама. Мне 7 лет и я хочу познакомить тебя с моей семьей. Вот мой папа Дан и моя мама, ее зовут Тао, а это мой братик Бинх. Мне бы очень хотелось узнать что-нибудь о твоей семье, когда ты был маленький как я…
(смех, аплодисменты)


Святейший Отец:
Спасибо тебе, дорогая, и родителям сердечное спасибо. Итак, ты спросила какие у меня воспоминания о моей семье: их очень много! Я хотел сказать лишь о некоторых. Основным семейным временем для нас всегда было воскресенье, но воскресенье начиналось уже в субботу вечером. Отец пересказывал нам Писание из воскресного чтения по книге очень распространенной в то время в Германии, где было еще и объяснение текстов (т.е. «Шотт», прим.пер). Так начиналось воскресенье: мы уже входили в литургию, в атмосферу радости. На следующий день мы шли к мессе. Я жил неподалеку от Зальцбурга, поэтому у нас было много музыки – Моцарт, Шуберт, Гайдн – и когда начиналось [пение] Kyrie, как будто открывались небеса.

А дома, что тоже важно, был большой совместный обед. И затем мы много пели: мой брат, известный музыкант, еще будучи мальчиком писал композиции для всех нас, так что вся семья пела. Наш папа играл на цитре и пел; все это незабываемые мгновения. Кроме того мы, конечно,  путешествовали, гуляли вместе; мы жили рядом с лесом, так что прогулки по лесам это было прекрасно: приключения, игры и так далее… Можно сказать, мы были одним сердцем и душой, со множеством общих переживаний, также в очень трудные времена, потому что это было время войны, сначала диктатура, потом бедность. Но взаимная любовь, которая была между нами, и радость от простых вещей была сильна, поэтому нам удалось преодолеть и вынести все это. Мне кажется, было очень важно: что и мелочи приносили нам радость, поскольку шли от сердца другого. И таким образом, мы росли в уверенности, что это благо - быть человеком, потому что мы видели, как доброта Бога находит свое выражение в наших родителях, в наших близких. По правде говоря, если я пытаюсь немного представить каким будет Рай, мне всегда представляется пора моей юности, моего детства. Насколько мы были счастливы в той атмосфере доверия, радости и любви, и я думаю, что в Раю должно быть что-то подобное, как было в моей молодости. В этом смысле я надеюсь прийти «домой», отправляясь «по ту сторону мира».

2.    Серж и Фара: пара с Мадагаскара. Семья «навсегда»

Серж: Ваше Святейшество, мы Фара и Серж, и прибыли с Мадагаскара. Мы познакомились во Флоренции, где оба учимся: я инженерному делу, а она экономике.  Четыре когда как мы помолвлены и мечтаем, как только получим диплом, вернуться в свою страну, чтобы помочь нашему народу, в том числе, трудясь по специальности.

Фара: Образцы семьи, господствующие на Западе, не кажутся нам убедительными, но мы сознаем, что и многие пережитки традиции в нашей Африке должны быть, так или иначе, преодолены. Мы чувствуем, что созданы друг для друга; поэтому хотим пожениться и строить будущее вместе. Мы хотим также, чтобы каждый аспект нашей жизни был ориентирован на ценности Евангелия.

Но если говорить о супружестве, Ваше Святейшество, есть одно слово, которое сильнее всех притягивает нас и, в то же время, пугает: это «навсегда».


Святейший Отец:
Дорогие друзья, спасибо за это свидетельство. Моя молитва будет сопровождать вас на этом пути обручения, и я надеюсь, что опираясь на ценности Евангелия, вы сумеете создать семью «навсегда».  Вы упоминали различные типы супружества: мы знаем африканский «mariage coutumier» («брак по обычаю», прим.пер.) и западный брак. По правде говоря, в Европе тоже до 19 века преобладала иная чем теперь модель супружества: часто брак в действительности был сделкой между кланами, через него старались сохранить клан, обеспечить будущее, защитить собственность и т.д. Супругов подыскивал клан, надеясь, что они приспособятся друг к другу. Так было отчасти и в наших странах. Я помню, что в маленькой местности, где я пошел в школу (имеется в виду деревня Ашау, прим. пер.), по большей части еще было так.

Но затем, начиная с 19 века, наступает эмансипация индивидуума, свобода личности, и брак больше не базируется на желании других, но на собственном выборе; он предваряется влюбленностью, потом следует помолвка и затем супружество. В то время все были уверены, что это единственно возможная справедливая модель и что любовь сама по себе гарантирует «навеки», поскольку любовь совершенна, она желает всего и, следовательно, всей совокупности времени: это «навсегда».

К сожалению, не такова реальность: мы видим, что влюбленность прекрасна, но, возможно, не всегда вечна, она имеет чувственную природу, а чувство не остается навеки. Следовательно, очевидно, что переход от влюбленности к обручению и затем к супружеству требует неодинаковых решений, внутреннего опыта. Как я уже сказал, прекрасно это чувство любви, но оно должно быть очищено, надо ступить на путь рассудительности, то есть должны сыграть свою роль разум и воля; разум, чувство и воля должны объединиться. В обряде бракосочетания Церковь не спрашивает: «Ты влюблен?», но «Ты желаешь?», «Ты принял решение?». То есть влюбленность должна стать истинной любовью в сочетании с волей и разумом на пути, которым является помолвка; это путь очищения, углубления чувства, чтобы действительно человек во всей своей целостности, с ясным разумом и силой воли сказал: «Да, в этом моя жизнь». Я часто размышляю о свадьбе в Кане Галлилейской. Первое вино великолепно: это влюбленность. Но его не хватает до самого конца: должно прийти второе вино, то есть оно должно выбродить и вырасти, созреть. Любовь окончательная, которая становится действительно «вторым вином» более прекрасна, лучше, чем вино первое. К этому мы должны стремиться. И что еще  важно, не оказаться в изоляции, не замкнуться на «я» и «ты», но чтобы принимали участие также приходская община, Церковь, друзья. И это -  истинная персонализация, общность жизни с другими людьми, с семьями, которые поддерживают друг друга, очень важна и только так, в этой вовлеченности в общину, в дружеские отношения, в Церковь, в веру, в самого Бога зреет вино, что пребудет вовеки. Счастья вам!

3.    Греческая семья. Экономический кризис

Никос: Kalispera! Мы - семья Палеологос. Приехали из Афин. Меня зовут Никос, это моя жена Пания. И вот наши двое детей: Павлос и Лидия.

Несколько лет назад, с двумя другими компаньонами, мы вложили все, что у нас было и создали небольшую фирму по компьютерным технологиям. Внезапно разразился тяжелейший экономический кризис, число клиентов резко уменьшилось, а те, что остались, все чаще откладывают платежи. Нам с трудом удается платить зарплату двум сотрудникам, а нам, владельцам, остается совсем мало: так что на поддержание наших семей каждый день приходится урезать расходы. Наша ситуация одна из многих, среди миллионов других. Люди на улицах понурые, никто больше никому не верит, пропадает надежда.


Пания: Так же мы, хотя и продолжаем верить в провидение, обязаны думать о будущем для наших детей. Есть дни и ночи, Святейший Отец, когда спрашиваешь себя, что делать, чтобы не потерять надежду. Что может сказать Церковь всему этому народу, этим людям и семьям, у которых больше нет перспектив? 


Святейший Отец:
Дорогие друзья, спасибо за ваше свидетельство, оно задело мое сердце и сердца всех нас. Что мы можем ответить? Слов недостаточно. Мы должны сделать что-то конкретное и все страдаем от того факта, что неспособны сделать ничего конкретного. Скажем сначала о политике: мне кажется, что следует взращивать чувство ответственности во всех партиях, чтобы они не обещали того, что не могут выполнить (аплодисменты), чтобы не искали только голосов для себя, но были ответственны за благо всех и понимали, что политика всегда есть также ответственность личная, нравственная перед Богом и людьми.  (аплодисменты)

Затем, конечно, люди сами по себе страдают и вынуждены принимать ситуацию как она есть, часто не имея возможности защитить себя. Однако, в данной ситуации мы можем сказать: каждый из нас постарается сделать все возможное, думая о себе, о семье, о других, с большим чувством ответственности, зная, что жертвы необходимы, чтобы идти вперед. В-третьих: что можем сделать мы? Этот вопрос я сейчас задаю себе. Думаю, что побратимство между городами, между семьями, между приходами могло бы помочь. Сейчас у нас в Европе есть система братских связей между городами, но они касаются культурного обмена, конечно очень благого и полезного, но возможно нам нужно побратимство в другом смысле: когда действительно одна семья с Запада, из Италии, Германии, Франции берет на себя ответственность помочь другой семье. Также на уровне приходов и городов: когда они на самом деле берут на себя ответственность, помогают в конкретном смысле. И будьте уверены: я и многие другие, мы молимся за вас, и эта молитва не просто чтение слов, но она открывает сердце Господа и дает вдохновение в поиске решений. Будем надеяться, что Господь нам поможет, что Господь будет помогать вам всегда! Спасибо.

4.    Семья из США. Конфликт работы и семьи

Джей: Мы живем вблизи Нью-Йорка.
Меня зовут Джей, по происхождению я с Ямайки, работаю бухгалтером. Вот моя жена Анна, она социальный педагог. И это наши шестеро детей (аплодисменты), им от двух до 12 лет. Из этого вы хорошо можете представить, Ваше Святейшество, что наша жизнь состоит из постоянной гонки со временем, тревог, нас все время прижимает. Также и у нас, в США, главное – это сохранить работу, и чтобы добиться этого приходится не считаться с графиком, в результате часто страдают именно семейные отношения.

Анна: Конечно, это не всегда просто… Такое впечатление, Ваше Святейшество, что организации и учреждения не способствуют компромиссу рабочего и семейного времени. Ваше Святейшество мы представляем, что вам тоже нелегко уравновесить свои бесконечные обязанности с отдыхом.

Можете ли вы что-нибудь посоветовать, как нам обрести необходимую гармонию? В водовороте забот, в который нас вовлекает современное общество, как помочь семьям жить в радости по сердцу Божию?


Святейший Отец:
Большой вопрос, и я вижу здесь конфликт двух приоритетов: работа – это основное, и второй приоритет – семья. И как их примирить. Я могу только попытаться дать несколько советов. Во-первых, есть компании, предоставляющие некоторые льготы для семей – [отпуск в] день рождения и т.д. – и они видят, что дать немного свободы, в конце концов полезно, в том числе, для самой компании, поскольку укрепляет любовь к работе, к месту работы. Поэтому я хотел бы призвать работодателей думать о семье, думать как помочь, дабы два приоритета могли уживаться. Во-вторых, мне кажется, что конечно надо проявить известную предприимчивость, и это не всегда легко. По крайней мере, каждый день привносить элемент радости в семейную жизнь, внимание, некоторое отречение от собственных желаний, [стараться] чтобы семья была вместе, принимать и превозмогать те ночи, о мраке которых вы говорили в начале, и думать о том великом благе, которым является семья и таким образом, в великом усердии находя что-нибудь хорошее каждый день, прийти к примирению двух приоритетов. И наконец, есть воскресенье, выходной: надеюсь, что оно соблюдается в Америке, воскресенье. Мне кажется очень важным воскресенье, как день Господень и, именно в этом смысле, также и «день человеческий», поскольку мы свободны. В рассказе о Сотворении мира это было исконное намерение Творца: чтобы один день все были свободны. Свободны побыть друг с другом, побыть самими собой и свободны для Бога (аплодисменты). И я думаю, что так мы защищаем свободу человека, сохраняя воскресение и праздники как дни для Господа и дни для человека. Всего вам наилучшего! Спасибо.    

5.    Бразильская семья из Порто Алегре. Развод и повторные браки

Мария Марта: Ваше Святейшество, как и во всем мире, у нас в Бразилии супружеские отношения все чаще терпят крах. Меня зовут Мария Марта, это Мануэль Анджело. Мы живем в браке 34 года и у нас уже внуки. В качестве врачей и семейных психотерапевтов мы встречаем множество семей, и по нашим наблюдениям, в конфликтах супружеских пар одна из самых больших трудностей - прощать и просить прощение; а во многих случаях мы видели желание и намерение создать новый союз, нечто стабильное, еще и ради того, чтобы в новом браке завести детей.

Мануэль Анджело: Некоторые из этих пар, вступивших в новый брак, хотели бы вернуться в Церковь, но когда они сознают, что им отказано в Таинствах, их разочарование огромно. Они чувствуют себя отверженными, заклейменными безапелляционным судом. Эти страдания так велики, что причиняют боль всем, кто с ними так или иначе соприкоснулся; их мучения, которые становятся частью мира, это также и наши раны, всего человечества. Святейший Отец, мы знаем, что сердце Церкви небезразлично к этим ситуациям и этим людям: какие слова, какие знаки надежды мы можем дать им?


Святейший Отец:
Дорогие друзья, спасибо за вашу работу семейных психотерапевтов, чрезвычайно необходимую, и спасибо за все, что вы делаете, чтобы помочь страдающим людям. Действительно, эта проблема разведенных и вступивших в новый брак представляет собой одно из самых больших страданий Церкви наших дней. И у нас нет простых рецептов. Страдание велико и мы можем лишь способствовать [церковным] приходам и отдельным личностям в помощи этим людям перенести боль  разводов. Я сказал бы, что, на самом деле,  очень важно вести предупредительную работу, то есть с самого начала углублять влюбленность, помогая принять сознательное, зрелое решение; кроме того, поддержка во время брака, дабы семьи никогда не были одиноки, но были действительно сопровождаемы на своем пути.

И помимо того, что мы должны сказать этим людям – как сказали вы – что Церковь любит их, они еще должны видеть и чувствовать эту любовь. Мне кажется важной задачей для прихода, для католической общины, сделать возможным, чтобы они чувствовали, что любимы, приняты, что они не «вовне», даже если не могут принимать отпущение грехов и Евхаристию: они должны видеть, что они также живут целиком в Церкви. И хотя отпущение в исповеди невозможно, тем не менее, контакт со священником, с постоянным духовным руководством, очень важен, поскольку они могут видеть, что они сопровождаемы, руководимы. Затем очень важно, чтобы они ощущали, что Евхаристия истинна и принимаема, если они действительно входят в единение с Телом Христа. Даже без получения Таинства «телесно» мы можем быть духовно едины со Христом и его Телом. И важно дать это понять.

Чтобы они действительно обрели возможность жить жизнью веры, со Словом Божиим, с общиной Церкви и могли видеть, что их страдания - это дар для Церкви, поскольку они служат, таким образом, всем, в том числе на благо укрепления любви, супружества; и что это страдание является не только моральной и физической пыткой, но оно есть также страдание в  общине Церкви ради великих ценностей нашей веры. Полагаю, что их страдание, если оно действительно внутренне принято, будет даром для Церкви. Они должны понять его, и именно так они служат Церкви, они в сердце Церкви. Спасибо за ваш труд.

перевод: Ричард Павлов, Ратцингер-Информ
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
Познакомиться с парнем в макарьеве
generic cialis 20mg