Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012

Поиск

 
Март, 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Печать E-mail
14.09.2012 г.

Папа в Ливане, 14 сентября
 
Фундаментализм - профанация религии
Уважать других, чтобы быть свободными
 
Интервью, данное Святейшим Отцом журналистам в пятницу 14 сентября на борту самолета по дороге в Ливан

Пресс. секретарь о. Ломбарди: Ваше Святейшество, добро пожаловать и спасибо за то, что вы здесь, с нами. Вас сопровождают более 50 журналистов, представителей разных наций и языков. Конечно, сотни, возможно тысячи их ожидают в Ливане и все с большим вниманием относятся к этому визиту, понимая его важность и его задачи. Мы благодарны, что вы находитесь среди нас, чтобы ответить на самые насущные вопросы, которые сами журналисты сформулировали в предшествующие дни. Первые два вопроса я задам по-французски. Святейший Отец ответит на французском, как на более-менее официальном языке визита, а на остальные три - по-итальянски.

Вопрос: Святейший Отец, на эти дни приходятся годовщины страшных событий, таких как 11 сентября или резня беженцев в лагерях Сабра и Шатила; на границах Ливана идет кровопролитная гражданская война, и мы видим, что и в других странах опасность насилия сохраняется. Святейший Отец, с какими чувствами вы отправляетесь в эту поездку? Был ли соблазн отказаться от нее по причине небезопасности, или кто-нибудь советовал вам отказаться?

Святейший Отец: Дорогие друзья, я очень рад и признателен за эту возможность говорить с вами. Могу сказать, что никто не советовал мне отменить этот визит, и со своей стороны я никогда не рассматривал такую возможность, так как знаю, что обстановка продолжает осложняться, и тем более необходимо принести этот знак братской близости, ободрения и солидарности. А значит,  в этом - смысл моего визита: призвать к диалогу, к миру против насилия, призвать действовать вместе, чтобы найти решение проблем.

И мои чувства в нынешней поездке это, прежде всего, чувство признательности за возможность отправиться в данный момент в эту великую страну, которая, как ее назвал Иоанн Павел II, является страной множества посланий в данном регионе, где встречаются и берут начало три авраамические религии. Я благодарен, в первую очередь, Господу, который дал мне такую возможность, и всем организациям и людям, которые работали вместе и продолжают работать ради этого. И я благодарен множеству людей, сопровождающих меня своей молитвой. Я рад этому и уверен, что при такой поддержке – молитвами и сотрудничеством, мы сможем сослужить реальную службу на благо людей и мирного процесса.  

о. Ломбари: Спасибо, Святейший Отец. Многие католики выражают свою обеспокоенность ростом фундаментализма в различных регионах мира и актами агрессии, жертвами которых нередко становятся христиане. В этом сложном и зачастую кровавом контексте как может Церковь ответить на требование диалога с исламом, на котором вы неоднократно настаивали?

Святейший Отец: Фундаментализм всегда является профанацией религии. Он противоречит сущности религии, желающей примирения и созидания в мире мира Божьего. Следовательно, задача Церкви и религий заключается в самоочищении; глубокое очищение религии от подобных соблазнов всегда необходимо. Это наша задача – просвещать и очищать сознание, чтобы всем стало ясно, что каждый человек является образом Божьим, и мы должны уважать в другом человеке не только его индивидуальное отличие, но и то, что он исповедует иную общинную реальность быть образом Бога, и надлежит относиться к нему, как к образу Бога. Следовательно, основное послание религии должно быть направлено против насилия, которое является ее профанацией, как в частности фундаментализм, и нужно воспитывать, просвещать и очищать сознание людей, чтобы они стали способны к диалогу, к примирению и миру. 

о. Ломбарди: Продолжим по-итальянски. На фоне той волны стремления к демократии, поднявшейся во многих странах Ближнего Востока, так называемой «арабской весны», учитывая ситуацию в обществе в тех местах, где христиане составляют меньшинство, нет ли риска возникновения неизбежной напряженности между правлением большинства и выживанием христианства?

Святейший Отец: Я бы сказал, сама по себе арабская весна - позитивное явление: она является стремлением к большей демократии, большей свободе, сотрудничеству, к обновлению арабской идентичности. И этот клич свободы, исходящий от молодежи более состоявшейся культурно и профессионально, желающей более активно принимать участие в политической жизни и жизни общества - это прогресс, явление в целом положительное, и мы, христиане, действительно приветствуем это. Разумеется, из истории революций нам известно, что за кличем свободы, таким важным и позитивным, всегда есть опасность забыть об одном аспекте, об основном значении свободы, то есть о терпимости в отношении других, о том факте, что человеческая свобода – это всегда свобода, разделенная с другими, что только в согласии, в солидарности, в совместной жизни с определенными правилами она может вырасти. Всегда существует опасность забыть об этом, есть она и в данном случае.

И мы должны сделать все возможное, чтобы понятие свободы, стремление к свободе шло в правильном направлении, не пренебрегая терпимостью, целостностью, примирением, как основной частью свободы. Таким образом, и обновленная арабская идентичность, я считаю,  включает в себя обновление вековой и даже тысячелетней совместной жизни христиан и арабов, которые созидали эти земли совместно, во взаимной терпимости большинства и меньшинства, и уже не смогут жить друг без друга. Поэтому я думаю, важно увидеть позитивный аспект этих движений и со своей стороны сделать так, чтобы свобода понималась должным образом и привела к развитию диалога, а не доминированию одних в ущерб другим.

Вопрос: Святейший Отец, в Сирии, как некогда в Ираке, многие христиане чувствуют, что, скрепя сердце, вынуждены покинуть свою страну. Что намерена сделать или сказать католическая Церковь, чтобы помочь в этой ситуации, чтобы воспрепятствовать исчезновению христиан в Сирии и в других ближневосточных странах?

Святейший Отец: Должен, прежде всего, сказать, что бегут не только христиане, но и мусульмане. Конечно опасность, что христиане уйдут и потеряют свое присутствие в этих землях велика, и мы должны сделать все возможное, чтобы помочь им остаться. Главной помощью было бы прекращение войны, насилия: они порождают бегство. Значит первое, что надо сделать – приложить все старания, чтобы остановить насилие и создать реальную возможность оставаться вместе и в будущем. Что мы можем сделать против войны?  На мой взгляд, следует всегда распространять послание мира, разъяснять, что агрессия никогда не решает проблемы, и укреплять мирные силы. Здесь важна работа журналистов, которые могут очень помочь, чтобы показать, насколько насилие разрушительно, не созидательно, что оно никому не выгодно. Еще, я бы сказал, что, определенные жесты христианского мира, например, день молитвы о Ближнем Востоке, могли бы продемонстрировать христианам и мусульманам возможность диалога и выхода из положения. 

Я также считаю, что необходимо прекратить ввоз оружия: поскольку без поставок оружия война не сможет продолжаться. Вместо импорта оружия, который является тяжким грехом, мы должны импортировать идеи мира, творческого духа, и находить решения, чтобы принимать каждого в его самобытности;  следовательно, мы должны повсюду наглядно демонстрировать уважение к религиям и религий между собой, уважение к человеку, как творению Божию, любовь к ближнему, как фундамент для всех религий. В этом смысле, всеми возможными способами, в том числе материальной помощью, содействовать прекращению войны, насилия и создать условия для восстановления страны.  

о. Ломбарди: Святейший Отец, Вы несете Апостольское обращение, адресованное всем христианам Ближнего Востока. Сегодня это – страдающий народ. Кроме молитвы и чувств солидарности, видите ли Вы конкретные шаги, которые Церковь и католики Запада, главным образом Европы и Америки, могут сделать для поддержки ближневосточных братьев?

Святейший Отец: Я бы сказал, что мы должны влиять на политическое мнение и на политиков, чтобы реально, насколько хватает сил и возможностей, действовать ради мира, против насилия. Никто не должен ожидать выгоды от насилия, всем надлежит внести свой вклад. В этом смысле, работа по предостережению, воспитанию, очищению чрезвычайно необходима с нашей стороны. Кроме того, наши благотворительные организации должны взять на себя материальную и действенную помощь. У нас есть такие организации, как Рыцари Гроба Господня, сами по себе ориентированные только на Святую Землю, но подобные организации могли бы помочь материально, политически и гуманитарно также в этих странах. И еще раз повторю: видимые жесты солидарности, дни публичной молитвы, подобные вещи могут привлечь внимание общественного мнения, стать реальными факторами. Мы убеждены, что молитва дает эффект, и если совершается с большим доверием и верой, она принесет свои плоды.  

перевод: Ричард Павлов, Ратцингер-Информ
 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
Хочу секса в гавриловом-яме
generic cialis 20mg