Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012

Поиск

 
Март, 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Печать E-mail
16.01.2013 г.
 
Папа на аудиенции 16 января
 
Бог лицом и со спины
Беседы о вере. Глава 8. Как увидеть Бога 
 
16 января на общей аудиенции Бенедикт XVI продолжил цикл лекций, посвященный Году Веры и прерванный на время рождественских праздников. В заключение Папа сделал обращение по поводу Недели молитвы о единстве христиан.
Предыдущая Глава 7. Как говорить о Боге

Дорогие братья и сестры,

II Ватиканский Собор в Конституции о божественном Откровении* говорит, что глубокая истина всего откровения Божия сияет нам «во Христе, который одновременно и посредник, и полнота всего Откровения» (n. 2). Ветхий Завет повествует, как Бог после сотворения мира, несмотря на первородный грех, не взирая на гордыню человека, пожелавшего занять место своего Творца, снова дарит возможность своей дружбы, главным образом через завет с Авраамом и судьбу маленького народа, Израиля, который Он избрал не по признаку земного могущества, но попросту по любви. В этом выборе остается тайна и обнаруживается характерная манера Бога, призывающего одних не для того, чтобы исключить других, но чтобы они образовали мост, ведущий  к Нему: избранность всегда предназначена ко благу других. В истории народа Израилева мы можем наблюдать этапы долгого странствия, в котором Бог дает узнать себя, открывается, входит в историю словами и деяниями. В этом Ему служат посредники, такие как Моисей, пророки, судьи, сообщающие народу его волю, напоминающие о взыскательной верности завету и хранящие пробужденным ожидание полного и окончательного исполнения божественного обетования.

И как раз то, что мы наблюдали в Святом Рождестве, является исполнением этого обетования: Откровение Бога достигает своей кульминации, своей полноты. Иисус из Назарета, Бог, действительно посещает свой народ, посещает человечество так, как никто не мог ожидать: он посылает своего Единородного Сына; Бог сам делается человеком. Иисус не рассказывает нам о Боге, не говорит просто-напросто об Отце, но это откровение Бога, потому что он - Бог, и открывает нам, таким образом, Божий лик. Во вступлении к своему евангелию св. Иоанн пишет: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Gv 1,18).

Я хотел бы остановиться на этом «явлении лика Бога». В этой связи св. Иоанн в своем евангелии передает нам знаменательный случай, только что прозвучавший для нас. Приближаясь к Страстям, Иисус ободряет своих учеников, призывая их не бояться и иметь веру, и затем вступает с ними в диалог, говоря о Боге Отце (ср. Gv 14,2-9). В определенный момент, апостол Филипп просит Иисуса: «Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас» (Gv 14,8). Филипп весьма практичен и конкретен, он говорит то, что и нам хотелось бы сказать: «мы хотим увидеть, покажи нам Отца», он просит [о возможности] «увидеть» Отца, увидеть его лик. Ответ Иисуса - это ответ не только Филиппу, но и нам, и он вводит нас в самое сердце христологической веры; Господь утверждает: «Видевший Меня видел Отца» (Gv 14,9). В этом выражении синтетически заключена новизна Нового Завета, та новизна, что открылась в Вифлеемском гроте: Бога можно увидеть, Бог обнаружил свой лик, он видим в Иисусе Христе.

Во всем Ветхом Завете сильна тема «поиска лика Божия», желание узнать этот лик, в самом деле увидеть Бога, настолько, что еврейский термин pānîm, означающий «лицо», встречается там добрых 400 раз, и 100 из них относятся к Богу: сто раз его связывают с Богом, желанием увидеть Его лицо. Однако еврейская религия категорически запрещает изображения, поскольку Бога невозможно представить, как поступают соседние народы, поклоняющиеся идолам; следовательно, этим запретом на изображения Ветхий Завет, казалось бы, полностью исключает «видение» из культа и почитания. Что в таком случае означает для благочестивого израильтянина искать, тем не менее, лик Бога, сознавая при этом, что никакого образа быть не может?  Важный вопрос: с одной стороны имеется в виду, что Бог не может быть сведен к объекту, наподобие картинки, которую берут в руки, и ничего нельзя поставить на место Бога; с другой стороны, однако, утверждается, что Бог имеет лицо, иными словами, он есть «Ты» и способен вступать в отношения, он не замкнут в своих Небесах, откуда взирает на человечество. Бог, разумеется, выше всего, но он обращается к нам, слушает, видит нас, говорит, заключает завет и способен любить. История спасения это история Бога с человечеством, это история отношений с Богом, который постепенно открывается  человеку, позволяет узнать себя, свое лицо.

В самом начале года, 1 января, мы слышали на литургии прекрасную молитву благословения народа: «Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! Да призрит на тебя Господь светлым лицем Своим и помилует тебя! Да обратит Господь лице Свое на тебя и даст тебе мир» (Nm 6,24-26). Сияние божественного лика – источник жизни, это то, что позволяет увидеть реальность, свет его лика – водитель жизни. В Ветхом Завете есть один персонаж, с которым исключительным образом связана тема «лика Божия», речь идет о Моисее, которого Бог избрал, чтобы освободить народ из египетского рабства, дать ему Закон завета и привести в Землю обетованную. Итак, в 33 главе Книги Исхода говорится, что Моисей имел тесные и конфиденциальные отношения с Богом: «И говорил Господь с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (v. 11). Ввиду этой близости,  Моисей просит Бога: «Покажи мне славу Твою!», и ответ Бога однозначен: «Я проведу пред тобою всю благость Мою и провозглашу имя Мое… Но лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых... Вот место у Меня… Ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо» (vv. 18-23). Стало быть, с одной стороны, существует непосредственный диалог, как у друзей, но с другой – невозможность в этой жизни увидеть лик Бога, остающийся скрытым, ограниченность зрительного контакта. Отцы говорят, что эти слова: «ты увидишь Меня только сзади» означают, ты можешь только последовать за Христом, и когда идешь за ним, видишь сзади тайну Бога, за Богом можно следовать, если смотришь на него со спины*. 

Нечто абсолютно новое происходит, однако, с Воплощением. Поиск лика Божия принимает невероятный оборот, поскольку теперь этот лик может быть увиден: это лицо Иисуса, Сына Божия, сделавшегося человеком. В Нем завершается путь откровения Бога, начавшийся с Авраамова призыва, Он - полнота этого откровения, потому что он Сын Бога, и вместе с тем «посредник, и полнота всего Откровения» (Cost. dogm. Dei Verbum, 2), в Нем содержание Откровения и Открывающий совпадают. Иисус показывает нам лик Бога и дает нам узнать Его имя. В священнической молитве на Тайной Вечере Он говорит Отцу: «Я открыл имя Твое человекам… Я открыл им имя Твое» (ср. Gv 17,6.26). Выражение «имя Божие» означает Бога присутствующего среди людей. Моисею у горящего куста Бог открывает свое имя, то есть он сделался доступным призыву, дал конкретный знак своего «здесь-бытия» среди людей.

Все это в Иисусе нашло завершение и полноту: Он по-новому открывает присутствие Бога в истории, ибо кто видит Его – видит Отца, как сообщает Филипп (ср. Gv 14,9). Христианство – заявляет св. Бернард – есть «религия Слова Божия»; однако не «слово написанного и немотствующего, но Слова воплощенного и живого»*. В патристической и средневековой традиции используется особая формула для описания этой реальности: говорится, что Иисус есть Verbum abbreviatum*, Слово сокращенное, Слово краткое, сокращенное и субстантивированное Отцом, который сказал нам все в Нем. В Иисусе присутствует все Слово.
 
Кроме того, в Иисусе все посредничество между Богом и человеком обретает свою полноту. В Ветхом Завете есть ряд фигур, исполняющих эту функцию, в частности Моисей, освободитель, вожатый и «посредник» завета, такое же определение дает ему Новый Завет (ср. Gal 3,19; At 7,35; Gv 1,17). Иисус, истинный Бог и истинный человек, не является просто одним из посредников между Богом и человеком, но он «посредник» нового и вечного завета (ср. Eb 8,6; 9,15; 12,24); «Ибо един Бог, – говорит св. Павел - Един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Tm 2,5; ср. Gal 3,19-20). В нем мы видим и встречаем Отца, в Нем мы можем призывать Бога именем «Авва, Отче», в Нем нам дано спасение.

Желание действительно познать Бога, то есть увидеть лик Божий свойственно каждому человеку, и атеистам тоже. И у нас есть это, возможно неосознанное, желание просто увидеть, кто Он, что он, кто он для нас. Но это желание реализуется в следовании за Христом, так мы смотрим ему в спину и узнаем, наконец, Бога как друга, его лицо в лице Христа. Важно, что мы следуем Христу не только в момент нужды, или когда находится для него место среди повседневных забот, но, по сути всей нашей жизнью. Наше бытие целиком должно быть ориентировано на встречу с Иисусом Христом на любовь к нему, и в ней центральное место должна занимать любовь к ближнему, та любовь, что в свете Распятого дает нам узнать лик Иисуса в бедном, слабом, страдающем. Это возможно только если истинный лик Иисуса стал нам близок в слушании его Слова, во внутреннем диалоге, во вхождении в это Слово, так, чтобы встретить его в самом деле, и конечно в Таинстве Евхаристии. В евангелии от Луки показателен отрывок о двух учениках из Эммауса, которые узнают Иисуса в момент преломления хлеба, но готовы к пути с Ним, готовы позвать Его остаться с ними, готовы к диалогу, который зажигает огонь в их сердце; таким образом, наконец, они видят Иисуса. Также для нас Евхаристия – великая школа, в которой мы учимся видеть лик Бога, вступаем в близкие отношения с Ним; и учимся в то же время обращать взгляд к тому моменту, когда история закончится, когда Он насытит нас светом своего лика. На земле мы движемся к этой полноте, в радостном ожидании, что настает воистину Царство Божие. Спасибо.

перевод: Ричард Павлов

Примечания:

1.    Dei Verbum
2. «Само Писание говорит о Моисее, как о друге Божием, упоминая о том, что Бог разговаривал с ним "лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим" (Исх 33, 11). Однако Моисей ищет еще более близких отношений с Богом, желая видеть Его. И Моисей получает желаемое в видении, когда Бог, поставив его в расселине скалы, проходит пред ним и показывает ему Себя сзади (posteriora sua). Григорий разъясняет этот момент ветхозаветного текста посредством ссылки на Евангелие. Христос призывает Своих учеников следовать за Ним: "Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Лк 9, 23). "За Мною", а не "предо Мною", – подчеркивает Григорий. "Но идущий вслед видит задняя. Поэтому Моисей, нетерпеливо желающий видеть Бога, научается теперь, как можно увидеть Бога, а именно что идти вслед Бога, куда ни поведет Он, – значит взирать на Бога, потому что мимохождение Божие означает вождение идущего вслед" (II, 251-252). Таким образом это видение Бога Моисеем знаменует следование христианина за Христом – своим Учителем и Вождем. Потому и не имеет конца такое движение, ведь человек никогда не настигает Бога в этом следовании, чтобы заглянуть Ему в лицо: ибо лица Божьего нельзя увидеть человеку (ср. Исх 33, 20). Более того, тот, кто становится лицом к лицу перед ведущим начинает движение в обратную сторону, то есть движение против Христа, а такое движение есть путь, ведущий к смерти. Поэтому Бог и говорит Моисею: "Человек не может увидеть Меня и остаться в живых" (Исх 33, 20)». (Юрий Стасюк, "Богопознание и жизнь христианина в "Жизни Моисея" Григория Нисского")

3.    св. Бернард (Hom. super missus est, IV, 11: PL 183, 86B)
4.    Verbum abbreviatum (ср. Rm 9,28, riferito a Is 10,23)


 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
Секс с женщиной в Коршево
generic cialis 20mg