Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012

Поиск

 
Март, 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Печать E-mail
10.10.2012 г.

Папа на аудиенции 10 октября
 
Простой и основной урок Собора 
Богатство в документах
 
10 октября на общей аудиенции Бенедикт XVI посвятил свою речь размышлению о Втором Ватиканском Соборе и интерпретации его документов. Аудиенция состоялась на площади Св. Петра в Ватикане.

Дорогие братья и сестры,

мы находимся в преддверии того дня, когда будем отмечать пятидесятилетие открытия II Вселенского Ватиканского Собора и начало Года веры. В этой беседе я хотел бы с нескольких кратких замечаний начать размышление о великом событии Церкви, которым стал Собор, событии, которому я был непосредственным свидетелем. Он является нам, так сказать, в виде огромной фрески, написанной в своем великом много- и разнообразии под водительством Святого Духа. И как  перед масштабной картиной созерцая то время благодати, мы и сегодня продолжаем познавать его необыкновенное богатство, открывая заново отдельные сцены, фрагменты, детали. 

Блаженный Иоанн Павел II на пороге третьего тысячелетия писал: «Больше, чем когда бы то ни было, я чувствую необходимость указать на Собор, как на великую благодать, который была одарена Церковь в XX веке: в нем мы получили надежный компас, чтобы ориентироваться на путях открывающегося столетия» (Lett. ap. Novo millennio ineunte, 57). Я думаю, что этот образ весьма красноречив. Документы II Ватиканского Собора, к которым следует вновь обратиться, освободив их от массы комментариев, что зачастую вместо того, чтобы объяснять, скрывали их смысл, являются и в наши дни компасом, позволяющим кораблю Церкви двигаться в открытом море, среди бурь и по тихим спокойным волнам, чтобы плыть уверенно и достичь цели.

Я хорошо помню тот период: я был молодым профессором фундаментальной теологии в университете Бонна, и кардинал Фрингс, архиепископ Кельнский, ставший для меня образцом, как человек и священник, взял меня с собой в Рим в качестве своего богословского консультанта, а позже я был назначен экспертом Собора. Для меня это стало уникальным опытом: после всей горячки и энтузиазма подготовительных работ, я смог увидеть живую Церковь - почти три тысячи Отцов Собора со всех концов света собрались под руководством преемника апостола Петра - которая прислушивалась к Святому Духу, истинному двигателю Собора. Редко когда в истории выпадает возможность, как тогда, явственно прикоснуться к вселенскости Церкви в момент грандиозного воплощения ее миссии нести Евангелие во всякое время и до самых земных пределов. И сейчас, если вы пересмотрите записи открытия того великого Собрания, по телевиденью или через другие средства массовой коммуникации, вы тоже сможете почувствовать радость, надежду и воодушевление, которыми нас наделило участие в этом событии, излучающем свет до сих пор.  

В истории Церкви, как вы, я думаю, знаете разные Соборы предшествовали Второму Ватиканскому. Обычно эти крупные церковные ассамблеи созывались, чтобы определить ключевые элементы веры, прежде всего исправляя заблуждения, подвергающие ее опасности. Вспомним о Никейском соборе 325 года, призванном противодействовать арианской ереси и однозначно подтвердить божественность Иисуса единородного сына Бога Отца, или об Эфесском 431 года, провозгласившем Марию Богородицей, или Халкидонском 451 года, утвердившем единосущие Иисуса в двух природах божеской и человеческой. Ближе к нашему времени надо упомянуть Трентский Собор в XVI веке, прояснивший главные пункты католической доктрины перед лицом протестантской Реформации, или же Первый Ватиканский, сначала рассуждавший на разные темы, но имевший время создать только два документа: один о познании Бога, откровении и вере и об отношениях с разумом и другой о примате Папы и непогрешимости, а затем он был прерван вследствие оккупации Рима в сентябре 1870.

Если же мы посмотрим на II Ватиканский Вселенский Собор, то увидим, что на тот момент в жизни Церкви не имелось особых заблуждений в вере, которые надлежало исправить или осудить, не было и особых доктринальных и дисциплинарных вопросов для прояснения. Можно понять, в таком случае, изумление маленькой группы кардиналов, находившихся в зале капитула бенедиктинского монастыря [базилики] св. Павла Вне Стен, когда 25 января 1959 года блаженный Иоанн XXIII возвестил епархиальный Синод для Рима и Собор для Вселенской Церкви. Первый вопрос, который возник в процессе подготовки этого великого события, заключался именно в том, как его начать, какую определенную задачу ему поставить. Блаженный Иоанн XXIII во вступительной речи 11 октября 50 лет назад дал общее указание: вера должна была заговорить «по новому», более убедительно, поскольку мир меняется быстро, сохраняя однако нетронутым свое вековое содержание, без искажений и компромиссов.

Папа пожелал, чтобы Церковь задумалась о своей вере, об истинах, которые ведут ее. Но из этих серьезных, углубленных раздумий о вере должны были сформироваться отношения нового типа между Церковью и современной эпохой, между христианством и определенными сущностными элементами современного мышления, не для того чтобы к нему приспособиться, но чтобы передать нашему миру, склонному отдаляться от Бога, настоятельную необходимость Евангелия во всем его величии и чистоте  (ср. Речь к Римской Курии с рождественскими поздравлениями, 22 декабря 2005). На это очень точно указал слуга божий Павел VI в проповеди на завершение последней сессии Собора 7 декабря 1965, словами необыкновенно актуальными, когда утверждал - чтобы правильно оценить это событие, и здесь я цитирую: «оно должно рассматриваться в контексте времени, когда совершилось. Фактически – говорит Папа – оно произошло в такое время, когда, как всем известно, люди сосредоточены скорее на  земном царстве, чем на царствии небесном, в такое время, добавим мы, когда забвение Бога становится обычным, почти закономерным следствием научного прогресса, когда основным актом человеческой личности, лучше сознающей себя и собственную свободу, становится попытка отстоять свою абсолютную независимость, избавляясь от всякого трансцендентного закона, время, когда «антиклерикализм»  становится легитимным плодом современного мышления и нормой более надежной для мирского общественного порядка… В такое время справлялся наш Собор во славу Божию, во имя Христа, вдохновляемый Святым Духом» Так сказал Павел VI.  И в заключение он указал, что центром внимания Собора был Бог, тот Бог, что «существует реально, живет, это личность, он вещий, он бесконечно благий, не только сам по себе, но более того, он благ неизмеримо и для нас, он - наш Творец, наша истина и счастье, до такой степени, что человек, когда силится сосредоточиться на Боге умом и сердцем, совершает высший и полнейший акт души, такое действие поныне может и должно быть кульминацией бесчисленных сфер человеческой деятельности, в коей они приобретают свое достоинство» (AAS 58 [1966], 52-53).

Мы видим, что эпоха, в которую мы живем, по-прежнему отмечена забвением и глухотой в отношении Бога. Поэтому, я считаю, необходимо усвоить самый простой и основной урок Собора, а именно – христианство по сути своей заключается в вере в Бога, который есть тринитарная Любовь, и в личной и общинной встрече со Христом, ориентирующим и направляющим жизнь, все остальное следует из этого. Главное сегодня, а именно таково было и  желание Отцов Собора, осознать снова и со всей определенностью, что Бог присутствует [в настоящем], заботится о нас, отвечает нам. И наоборот, когда иссякает вера в Бога, разрушается нечто сущностное, поскольку человек теряет свое подлинное достоинство и то, что возвеличивает его человечность вопреки всякому упрощенчеству.  Собор напоминает нам, что у Церкви во всех ее элементах есть долг и полномочие передавать спасительное слово любви Бога, дабы был услышан и воспринят тот божественный призыв, который несет в себе наше вечное блаженство.

Озирая с этой точки зрения богатство, содержащееся в документах II Ватикана, я хотел бы лишь назвать четыре Конституции, подобные четырем полюсам компаса, что могут нас сориентировать. Конституция о священной литургии Sacrosanctum Concilium показывает, как началом Церкви является поклонение, является Бог, концентрация на тайне присутствия Христа. И основной задачей Церкви, тела Христова, и народа, странствующего во времени является прославление Бога, о чем говорит догматическая Конституция Lumen gentium. Третий документ, который я хотел бы упомянуть это Конституция о божественном Откровении Dei Verbum: живое Слово Бога созывает Церковь и животворит ее на протяжении всего странствия в истории. И способ, которым Церковь несет целому миру свет, полученный от Бога, дабы прославить его, это основная тема пастырской Конституции Gaudium et spes.

II Ватиканский Собор является для нас мощным призывом каждый день открывать заново красоту нашей веры, глубоко познавать ее для более интенсивной связи с Господом, и проживать сполна наше христианское призвание. Дева Мария, Матерь Христа и всей Церкви, помоги нам осуществить и привести в исполнение то, что лежало на сердце у Отцов Собора, вдохновляемых Святым Духом: желание, чтобы все смогли узнать Евангелие и повстречать Господа Ииуса, как путь, истину и жизнь. Спасибо.

перевод: Ричард Павлов, Ратцингер-Информ
 
 
« Пред.   След. »
 
п»ї
Знокомства без обязательств алматы
generic cialis 20mg