Benedetto XVI - Papst.pro
 

срочно в номер

 
Ближайшие трансляции
 
28 февраля
19.30 по мск. - вылет в Кастель Гандольфо
23.00 по мск. - конец понтификата Бенедикта XVI 

 

фоторепортаж


Ветренный Милан 2012
Печать E-mail
23.11.2005 г.


Княгиня Мария Глория Турн-унд-Таксис             Герцогиня Алессандра Боргезе

 
Ужин с Кардиналом
Рассказывает герцогиня Алессандра Боргезе - известная журналистка

Герцогиня Алессандра Боргезе Журнал "Панорама", 2004 г.

В понедельник, 25 октября, я ужинала с кардиналом Йозефом Ратцингером, его секретарем о. Георгом Генсвайном и княгиней Турн-унд-Таксис. Проведя пару часов с префектом бывшей Священной канцелярии, я познакомилась в его лице с человеком добрым, приветливым, а также одаренным чувством юмора. Те, кто называют его холодным, бесстрастным, недоступным и слишком рациональным, никогда с ним не встречались.

Все началось в половине восьмого вечера. В Риме выдался жаркий день. Кардинал только что закончил свой публичный диалог с историком и издателем журнала Эрнестом Галли делла Лоджиа на тему "История, религия и политика", проходивший в палаццо Колонна (текст их беседы был впоследствии опубликован в журнале "Фольо"). Альфредо, водитель кардинала, за рулем старого синего Мерседеса с номерным знаком с буквами SCV (Stato della Citta del Vaticano - Государство Град Ватикан), подъехал к моему мопеду и знаком показал: "следуйте за мной".

После слалома по запруженным хаотическим движением улицам Рима мы въехали на территорию Ватикана через ворота св. Анны. Альфредо объяснил швейцарским гвардейцам и ватиканской полиции, что мой мопед входит в состав кортежа кардинала. Еще через три квартала мы прибыли к Дому св. Марфы. Там есть, на что посмотреть, потому что именно здесь будут жить во время следующего конклава кардиналы-выборщики (те, кому не исполнилось 80 лет). А руководить работой конклава будет не кто иной, как сам кардинал Ратцингер, декан Священной Коллегии. "Раньше нас действительно изолировали и запирали снаружи - невозможно было даже подумать о каком-то контакте с внешним миром", - замечает он. Кардинал не скрывает своих опасений о том, что изоляции может помешать использование сотовых телефонов.

Но вот, наконец, и ужин. На умело накрытом столе уже стоит антипасто (закуска): брезаола - тонкие ломтики вяленой говядины - с розовыми ломтиками грейпфрута. Перед тем, как сесть, кардинал произносит благословение. Он говорит, что обычно не ест много на ночь, ограничивается супом.

Наблюдая за ним - этим "Аквинатом наших дней", как назвал его кто-то в международной печати, высокообразованным человеком невероятного интеллектуального изящества, чьи книги стали предметом изучения и обсуждения даже в среде самых яростных его светских оппонентов - я заметила, что после долгого дня он кажется вовсе не уставшим. У него хорошее настроение. Он наполняет стакан своим любимым "вином" - лимонадом.

"Мой рабочий ритм и необходимость всегда сохранять полную меру ясности рассудка не позволяют мне выпить даже рюмку, говорит он. - Теперь я каждый день встаю в шесть утра, а несколько лет назад просыпался и еще раньше. После мессы, размышлений и чтения бревиария второй раз отдохнуть у меня не получается: встречи, конференции, просмотр и редактирование рукописей, подписание документов…"

Кардинал начинает расспрашивать Глорию Турн-унд-Таксис о ее детях, о том, что они сейчас делают и о том, собираются ли они на рождественские каникулы в Регенсбург - на родину семейства Турн-унд-Таксис , а также брата кардинала, о. Георга Ратцингера. Глория отвечает, что на этот раз на каникулы они поедут в Африку и с нетерпением ждут встречи с тамошними жителями. "О, говорит Ратцингер, так значит, они едут не просто посмотреть на слонов и жирафов!"

Человек, сидевший с нами за ужином, был расслаблен, остроумен и открыт. Видя его доступность, я спросила, что он сам собирается делать на Рождество.

"Останусь в Риме, ответил он. Если бы я проводил Рождество в каком-то другом городе или деревне, я бы мешал - предстоятельствовать на торжествах должны местные епископы и настоятели". В некотором смысле Святой Отец "приковал" к себе этого кардинала, ставшего его верным другом и самым стойким защитником.

Пока монахиня уносит пустые тарелки и подает овощной суп (за которым последует куриная грудка с зеленым салатом), я продолжаю задавать вопросы. "Ваше высокопреосвященство, а есть у вас любимый святой, которому вы молитесь?" Он отвечает: "Я молюсь напрямую Богу. Но я бы сказал, что святой, с которым я чувствую себя теснее всего связанным, это Августин".

"А не святой Иосиф?" спрашивает баварская княгиня.

"Ну конечно, как можно забыть спутника жизни Марии и земного отца Иисуса!" И он рассказывает небольшую историю, касающуюся св. Иосифа.

"Германия в годы нацизма. Пошли слухи, что будто бы в институте для детей-инвалидов их учат плевать на портрет Гитлера. Это, конечно, была ложь, распространяемая ради создания предлога для уничтожения "неполноценных" ребятишек. Но власти захотели провести проверку и отправили туда следователей. Монахини были в ужасе. Покровителем института был святой Иосиф, и в трапезной висела большая картина с его изображением. И вот один из нацистов подходит к детям, показывает им фотографию фюрера и спрашивает: кто это? А те без промедления отвечают: "Святой Иосиф!" [По-видимому, это невинное заявление "из уст младенцев" спасло детей от нацистских зверей].

На десерт кардиналу подали ломтики ананаса, а всем остальным - мороженое. Была уже половина десятого, мы провели с ним гораздо больше времени, чем ожидали. Затем кардинал произносит молитву после трапезы, после чего встает и просит о. Георга проводить его домой. Прежде, чем, наконец, оставить нас, он хочет убедиться, что мы найдем выход через ворота св. Анны. Он объясняет: "Зайдете за старую церковь святого Стефана, повернете направо и там увидите административное здание, обойдете его по дворику Стражи, пройдете через бельведер и попадете к воротам св. Анны".

Затем кардинал сам уходит домой - пешком, по улице, идущей вдоль боковой стены собора св. Петра. Мы, со своей стороны, в последний раз прощаемся: "Слава Иисусу Христу". И вечерняя тишина эхом разносит ответ кардинала и его секретаря: "Хвала Ему вовеки".

перевод с английского: Олег-Михаил МАРТЫНОВ 
 

замок Турн-унд-Таксис в Регенсбурге

 
« Пред.
 
п»ї
Кемерово порно знакомства
generic cialis 20mg